Почти все об истории еды, кулинарии и основных продуктов питания .


А до границы два шага…. .

     Не хлебом единым жив человек. Нужно что-то и выпить.

     Янина Ипохорская

     Бытовое пьянство (синоним – злоупотребление алкоголем) – это чрезмерное употребление спиртных напитков, чаще всего ситуационное, традиционное или основанное на неверных предубеждениях. При этом отсутствуют влечение к алкоголю, сохранен контроль за количеством выпитого и своим поведением в опьянении.

     Бытовое пьянство бывает в разных вариантах.

     Первый вариант – регулярный прием сравнительно небольших доз спиртных напитков (например, вечером после работы, перед ужином "для аппетита", при пониженном давлении). При этом варианте человек выпивает не для того, чтобы опьянеть, а с иной целью, например, расслабиться после работы, снять психическое напряжение, повысить артериальное давление, улучшить сон, аппетит.

     "Куда же я задевал пробку от своего обеда?.."

     NN

     Этот вариант не опасен с точки зрения формирования алкоголизма, но лишь при условии сохранения неизменных дозировок алкоголя. При превышении привычных доз алкоголя может перейти в другой вариант бытового пьянства; в этом случае риск, что человек может заболеть алкоголизмом, – увеличивается.

     Для иллюстрации приведу случаи из своей практики.

     30-летний Геннадий поступил на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Он сирота, о родителях ничего не знает, его усыновили в годовалом возрасте. Приемные родители спиртным не злоупотребляли, относились с нему хорошо, своих детей у них не было. О том, что он неродной сын, Гена знал ещё с детских лет – ему рассказали приемные родители, объяснив, что для ребенка важно, кто его любит и воспитывает, а не кто его истинные родители, и он отнесся к этому спокойно.

     По характеру он уравновешенный, обстоятельный, трудолюбивый, добрый. Не любит ссориться, в быту покладистый, послушный. Приемные родители и учителя всегда были им довольны. Отношения в семье хорошие. Его приемные родители были уже в преклонном возрасте, часто болели. В 57 лет у матери случился инсульт, и с 16-летнего возраста Гене пришлось ухаживать за ней. Он бегал в аптеку и в магазин, делал домашнюю уборку, готовил простую еду и кормил парализованную мать.

     Соседки по дому не могли на него нахвалиться, говоря, что даже родной сын не стал бы так преданно ухаживать за матерью. Но она всегда была очень ласкова с ним, Гена искренне любил её и очень жалел. Когда она однажды сказала, что лучше бы ей умереть, чем быть для него обузой, поэтому она накопит снотворных, которые ей выписывает врач, и примет сразу большую дозу, чтобы и самой не мучиться, и сына освободить, – Геннадий умолял её ничего подобного с собой не делать, а потом спрятал от неё лекарства и лично выдавал ей по одной таблетке, следя, чтобы она проглотила, а не спрятала.

     Через 2 года слег и отец. Он с трудом ходил даже по квартире. Геннадий купил инвалидную коляску и усадив в неё мать или отца, вывозил их по очереди на улицу или на балкон.

     Родители мечтали, чтобы он получил высшее образование, но из-за их болезни материальное положение семьи было трудным, поэтому после окончания школы Геннадий пошел работать – вначале курьером, одновременно учился на курсах, после окончания которых работал электриком. Гена не отказывался от любой подработки, так как деньги нужны были постоянно – на лекарства для родителей и медсестре, которая приходила на дом делать уколы и обрабатывать пролежни у матери. Ни разу у Геннадия не возникло мысли о том, чтобы устроить родителей в дом престарелых. Отец несколько раз лежал в больнице, но там за ним плохо ухаживали, и Гена предпочитал, чтобы врачи приходили на дом, оплачивая вызов.

     Его друзей забрали в Армию, а Геннадия от службы освободили, так как он был единственным сыном, а родители нуждались в уходе.

     Со спиртным Гена знаком ещё с подростковых лет – выпивал со сверстниками, когда они уговаривали. Несколько раз это прошло незамеченным, но однажды мать заметила, что от него пахнет спиртным, расплакалась и рассказала ему трагедию своей жизни – её первый муж пил, а когда она забеременела, в пьяном виде однажды избил её и ушел, оставив её дома одну. У неё началось кровотечение, а телефона у них не было, соседей дома не оказалось, и прошло много времени, пока её доставили в больницу в тяжелейшем состоянии, и ей ампутировали матку. С пьющим мужем она развелась, а позже вышла замуж за приемного отца Геннадия. Она умоляла сына не притрагиваться к рюмке, говоря, что её первый муж тоже вначале был хорошим и любил её, а когда начал пить, то "зверел" и пьяного она его панически боялась, старалась не перечить, но он все равно сам к ней "цеплялся". Гена обещал и до окончания школы спиртного больше в рот не брал.

     На работе он несколько раз выпивал вместе с другими рабочими, но все они были намного старше его, пили помногу, а Геннадию были неинтересна их пьяная болтовня и бахвальство. На каждой пьянке они напивались "в стельку", поэтому он стал отказываться пить с ними.

     Когда Геннадию было 23 года, мать умерла. Семь лет он за ней преданно ухаживал, очень любил и тяжело переживал её смерть. На похоронах он впервые в своей жизни напился. Пил и плакал и снова пил. Его уговаривали хотя бы поесть, но от еды он отказывался. Несколько раз его рвало, но Гена снова пил. Так продолжалось три дня. За отцом ухаживали дальние родственники, которые приехали на похороны. В день их отъезда на их предложение выпить "на дорожку" Геннадий категорически отказался.

     В течение 2 лет он не прикасался к спиртному, а с 25-летнего возраста стал пить дома один. Приносил бутылку водки и вечером после работы выпивал примерно 200,0 – 250,0 г. Больше этой дозы никогда не пил, бутылки ему хватало на два дня. Отец его не осуждал, так как пьяным сына не видел. Уговаривал его познакомиться с хорошей девушкой и жениться, тогда ему легче будет вести домашнее хозяйство, будут дети, и он не будет так скучать и пить в одиночестве. Но Геннадий отмалчивался. На работе все женщины были значительно старше его, многие были замужем или разведены, своей компании у него не было, так что знакомиться с девушками ему было негде.

     Женитьба так же пагубна, как и алкоголь, но обходится гораздо дороже.

     Д.Е.

     Когда Геннадию было 29 лет, будучи в местной командировке, он познакомился с 22-летней девушкой, которая работала в бухгалтерии смежной организации. Они стали встречаться, Гена познакомил её с отцом, собирался жениться. Во время свиданий они выпивали вместе. Невеста пила столько же, сколько и Геннадий, и теперь он покупал бутылку ежедневно. Если пил дома один, то бутылки по-прежнему хватало ему на 2 дня.

     Однажды на работе была очередная пьянка, Геннадию тоже предложили выпить, но он отказался, сказав, что у него свидание с невестой. Один из подвыпивших рабочих в присутствии многих людей со смешком отпустил грязное ругательство в адрес невесты Геннадия. Тот схватил его "за грудки" и потребовал, чтобы тот извинился. Но тот был уже изрядно пьян и вместо извинений цинично заявил, что на невесте Геннадия "пробы ставить негде", с нею "спали все, кому не лень", и он в том числе, и только такого "лоха", как Геннадий ей удалось "окрутить" и "строить из себя непорочную деву". Взбешенный Геннадий со всей силой шарахнул его о стену. Тот удержался на ногах и полез в драку, продолжая выкрикивать грязные ругательства. В аффекте Геннадий схватил тяжелый разводной ключ и ударил его по голове в области затылка. Даже после того, как его обидчик упал, Геннадия с трудом смогли удержать несколько взрослых мужчин, – он рвался его "добить" и грозился "убить" любого, кто ему попытается помешать. В больнице его обидчик скончался.

     Было возбуждено уголовное дело; Геннадия направили на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу.

     В результате судебно-психиатрической экспертизы установлен диагноз: Патологический аффект. Психически здоров. Злоупотребление алкоголем.

     Признан невменяемым.

     Женщина – вторая ошибка Бога, а мужчина – первая.

     Д. Е.

     Второй вариант бытового пьянства – эпизодический прием сравнительно больших доз, например, по праздникам, каким-либо важным семейным или иным событиям, на коллективных банкетах в профессиональном кругу, в компании, на вечеринке. Такой вариант бытового пьянства свойственен большинству наших соотечественников.

     Леонид начал выпивать с первого курса института – 2-3 раза в неделю, а иногда и несколько дней подряд. Неделями не приходил ночевать, жил у знакомых ребят в общежитии, там постоянно собирались студенческие компании, пили и веселились. Занятия и лекции прогуливал. Мог явиться на лекцию слегка навеселе.

     "Переспал" чуть ли не со всеми девушками с их курса. Постоянной подруги не было. Ему нравилось, что сегодня у него одна партнерша на ночь, а завтра другая. В этом возрасте был гиперсексуален. За ночь имел по несколько половых актов с партнершей. Ему было все равно – девственница она или нет, приятно ли ей с ним или она не удовлетворена. Ощущения партнерш его не интересовали. Если девушка отказывала ему в близости или долго "ломалась", – Леонид быстро терял к ней интерес. Но отказы получал очень редко. О его сексуальных способностях на курсе ходил легенды, и сокурсницы даже устроили своеобразное "соревнование", кто из них "завоюет" Леонида надолго. Но это никому не удавалось.

     Родители часто выговаривали сыну за его образ жизни и систематические пьянки, запрещали оставаться на ночь в общежитии. Если мать огорчалась и плакала, Леонид смирялся и несколько дней или пару недель ночевал дома. Но потом ему звонила очередная подружка, и он говорил матери, что пошел на свидание с девушкой. Потом мог опять "пропасть" на несколько дней.

     Перед летней сессией пить и гулять прекратил и "засел" за учебники. Сессию сдал успешно, и родители успокоились. Все лето он вместе с родителями провел на даче. Несколько раз ездил в Москву, чтобы встретиться с приятелями, но все разъехались. Не пил, помогал отцу в ремонте дачи.

     Осенью все началось снова. Опять были пьянки и многочисленные подружки. Леня всегда был "душой компании", и если его не было на вечеринке, всем было скучно. Он хорошо играл на гитаре, неплохо пел, знал множество смешных историй, и с ним всегда было весело. Все его любили.

     Опять его упрекали родители и просили "взяться за ум" и заниматься. Леня обещал, мог несколько дней просидеть над конспектами и учебниками, но когда ему ребята предлагали собраться в общежитии или у кого-то на квартире, – тут же забывал все свои обещания и снова пускался в "загул".

     Пьянство позволяет верить, что ты что-то делаешь, когда ты ничего не делаешь.

     Д. Е.

     В конце концов терпение родителей лопнуло, отец настоял на консультации у психиатра и привел сына в наш коммерческий медицинский центр.

     Леонид инфантилен, незрел, беспечен, легковесен в суждениях, ко всему относится без должной серьезности. Уверен, что пьянство и "гулянки" – лишь временный этап: "Погуляю пока молодой, когда же ещё гулять?!" Влечения к опьянению ещё нет. Никогда не испытывал желания выпить. Выпивает лишь чтобы "поддержать компанию". Обычно выпивает немного – несколько бокалов вина или 150,0 – 200, 0 г крепких спиртных напитков. От большего количества возникает рвота, а ему не хочется выглядеть "слабаком" в глазах более "опытных" ребят, поэтому старается эту дозу не превышать. Лично ему весело и без спиртного, но полагает, что все студенты пьют, иначе на вечеринках делать нечего. А раз все пьют, то и он тоже не отстает от компании. В периоды воздержания никакого дискомфорта не испытывает. Во время свидания с девушками, если это не в компании, – обычно не пьет, так как и без спиртного его сексуальные способности достаточны. А с девушкой ему приятно даже "на трезвую голову". Легко согласился, что можно жить и без спиртного. Но без веселой компании своей жизни не представляет и спрашивает, как же можно сидеть в пьющей компании и не пить вместе со всеми. "Все пьют, и я тоже пью. Если бы ребята не пили, то и мне этого не надо", – говорил он.

     Наркологического лечения я ему не проводила, так как алкоголизма у него ещё нет. Мы просто беседовали, и я рассказывала ему о клинических проявлениях алкоголизме. Леня согласился, что если будет продолжать пить, то станет алкоголиком, а он этого категорически не хотел. Отец приводил его на консультацию каждый месяц, затем раз в три месяца, позже мой пациент приходил сам.

     Через год женился на одной из своих приятельниц. Она ему нравилась, но "горячей любви" к ней не испытывал. Женился по совету родителей, которые очень боялись, что он снова "загуляет". Жена старше его на три года, спокойная, разумная женщина, очень любит мужа. Спиртного она не употребляет и уверена, что сможет "удержать" Леонида от пьянок.

     Двое аспирантов крепко вмазали, а тут им профессор велел принимать экзамен по анатомии у первокурсников. Решили они повеселиться. Студенты должны были из мешка с муляжами человеческих органов на ощупь выпирать любой, не глядя, называть его, описывать и рассказывать о его функциях.

     Студентка опускает руку в мешок и уверенно заявляет, что в её руке сосиска.

     – Вы все-таки подумайте, – с трудом сдерживая смех, советует один из аспирантов.

     – Уверена, что это сосиска, – настаивает девушка.

     – Ну ладно, покажите, что у вас в руке.

     Она вынимает руку из мешка. Аспиранты озадаченно переглядываются:

     – Сань, если сосиска целая, то чем же мы тогда закусывали?

     Анекдот

     Иногда первый и второй вариант могут сочетаться – в будни спиртное принимается понемногу, в основном, вечером, а в выходные или праздники человек выпивает значительно большее количество спиртных напитков.

     Опасным обстоятельством в аспекте будущего формирования алкоголизма является интенсивность потребления алкогольных напитков. Может перейти в третий вариант бытового пьянства, а затем в алкоголизм.

     Третий вариант бытового пьянства – регулярный прием больших доз спиртных напитков, например, в компании с "питейными" традициями.

     Мечта пьяницы: пивная под названием "Работа". Звонит он оттуда жене и говорит: "Дорогая, я весь в "Работе"…"

     NN

     Этот вариант – самый опасный в плане возможности возникновения алкоголизма. При продолжении такой степени злоупотребления в большинстве случаев формируется алкоголизм.

     24-летний Павел, стеснительный молодой человек, страдающий заиканием, впервые выпил в 18 лет, когда устроился на работу на завод. В первый же день мастер сказал, что в день зарплаты он должен "поставить", чтобы "прописаться в коллективе". Получив аванс, в обеденный перерыв Павел сбегал в ближайший магазин и купил несколько бутылок водки. После окончания работы вся бригада собралась и Павел, как и все, выпил примерно 200,0 водки.

     Опьянение ему сразу понравилось. До этого молчаливый, неразговорчивый, стеснительный, он стал веселым, болтливым, и даже почти не заикался, много смеялся по любому пустяку, хлопал своих собеседников по плечу , говорил, что они хорошие ребята и ему очень нравятся. Выпили ещё по стакану, но для Павла это оказалось чересчур, и он сильно опьянел. Все поняли, что он ещё "новичок", но отнеслись к этому добродушно и с сочувствием.

     Когда спиртное закончилось, один из собутыльников предложил проводить Павла домой, так как тот еле стоял на ногах и мог попасть в медвытрезвитель. Сесть в метро они не рискнули и добирались наземным транспортом. В автобусе Павла стало тошнить, он с трудом выбрался на улицу, и его вырвало на остановке. Стало немного легче, и они кое-как добрались до дома Павла. Приятель остался у него ночевать, так как было уже поздно.

     В дальнейшем такие выпивки повторялись регулярно в дни зарплаты. Иногда выпивали и в другие дни. Один не пил никогда, только с членами своей бригады. Так продолжалось 5 лет.

     В 22-летнем возрасте Павла познакомил со своей двоюродной сестрой один из рабочих их бригады. Он отрекомендовал Павла как хорошего, скромного парня, почти непьющего, так как остальные члены их бригады выпивали гораздо чаще Павла, а он только во время их коллективных пьянок. Девушка Павлу очень понравилась, но в трезвом состоянии он волновался и сильно заикался. К тому же у него не было никакого сексуального опыта, и он боялся оказаться несостоятельным.

     Они встречались около года, но Павел так и не решился форсировать отношения. На свидания он приходил только трезвым, поэтому чувствовал себя скованно. Но как-то раз они встретились, когда Павел был слегка навеселе после очередной выпивки с ребятами из их бригады, и он стал смелее. Он пригласил девушку домой (мать работала в ночную смену), по дороге купил бутылку водки, дома они выпили, и Павел наконец "стал мужчиной".

     В дальнейшем стал регулярно выпивать перед свиданиями, так как будучи трезвым, на близость не решался. В других ситуациях спиртного не употребляет, за исключением участия в выпивках с ребятами из бригады.

     Решив жениться, Павел обратился за консультацией по поводу своих опасений в сексуальной несостоятельности. В наркологическом лечении он не нуждался.

     Новое платье действует на женщину, как четыре стопки водки на мужчину.

     Янина Ипохорская

     Некоторые мужчины, которые в трезвом состоянии испытывают недостаточное, на их взгляд, сексуальное возбуждение, и у них ослаблена эрекция, начинают регулярно принимать спиртное для его усиления. То есть, здесь пьянство основано на неверных предубеждениях – бытует мнение, что спиртное якобы усиливает потенцию. Однако любой сексопатолог скажет, что алкоголь усиливает сексуальное возбуждение, но препятствует его реализации. В подобных случаях чаще всего возникает замкнутый круг – чем больше мужчина пьет, тем больше у них проблем с потенцией, а чем больше проблем, тем большие дозы спиртного он употребляет.

     Объявление в газете "Молодой симпатичный непьющий блондин, с атлетической фигурой, сексуальный гигант, владелец шикарной квартиры, виллы в Каннах и яхты ищет подругу жизни".

     Заинтригованная женщина набирает указанный в объявлении телефон:

     – Неужели у вас нет ни одной вредной привычки?

     – Только одна – приврать люблю.

     Анекдот

     Один из мотивов традиционного употребления спиртного – это отождествление себя с коллективом, в котором употребление алкоголя не только не осуждается, а наоборот, поощряется. То есть, стремление быть "как все", "не выделяться" и "не отставать от компании".

     У многих наших соотечественников существуют традиции часто собираться у кого-либо дома, много есть и много пить. Или немного есть, но много пить. Пьют не только люди с низким социальным и интеллектуальным статусом, но и все слои общества, в том числе и те, кто занят интеллектуальным трудом.

     Пьянство затрагивает и высшие слои общества, социальную элиту. В этом кругу существуют свои традиции – отмечать важные деловые события банкетом, принимать участие в различных "светских тусовках". Если потребление алкоголя не выходит за принятые в этом кругу рамки, это не только не осуждается, но считается приемлемым.

     Никто не осудит и человека, который после напряженного делового дня выпивает дома в одиночестве (или в компании с женой, если та не против), даже если это происходит с определенным постоянством. Если пьянство не сказывается на работе, если он не приходит с "глазами бешеной селедки" и трясущимися руками, – то это его личное дело, – так думают многие.

     Чем отличается публичная библиотека от личной?

     В первой вы никогда не найдете припрятанную за книгами бутылку.

     Д. Е.

     Злоупотребляют алкоголем не только мужчины, но и женщины. Некоторые женщины пьют наравне с мужчинами; как сказал один любитель выпить о своей подруге: "Пьем стакан в стакан". В среде с низким социальным и интеллектуальным уровнем мотивы злоупотребления те же, что и мужчин – скука, отсутствие интересов, нет другого способа заполнить свободное время (точнее, нет желания устроить досуг).

     Из ресторана выходит пьяная женщина и останавливает такси.

     – Свободен?

     – Да.

     – Тогда потанцуем?

     Анекдот

     Чаще всего злоупотребляют алкоголем женщины из неблагополучных семей, например, у неё пьющий муж, конфликтная обстановка в семье, а круг общения состоит из неумеренно пьющих людей. Выпивают и разведенные или одинокие женщины – некоторые в компаниях, в надежде найти постоянного спутника или просто провести время, некоторые с сожителем или партнером по сексу.

     Есть вариант одиночного пьянства у женщин, не имеющих семьи и постоянной компании. Они выпивают в одиночку, тайком от окружающих и тщательно скрывают от всех свое пьянство. Некоторые потом заболевают алкоголизмом и тихо спиваются или становятся подругой типичного алкголика, познакомившись в злачных местах, других приводят к наркологу родители.

     На вечеринке ворона упилась в ноль. Объявили белый танец. Ворона влезла в тарелку со сметаной, вымазала себе крылья и говорит:

     – Боже ж мой! Когда я выпью, то становлюсь такой загадочной!

     Анекдот

     Бытовое пьянство – хотя и довольно распространенное явление, особенно в некоторых социальных группах, но с медицинской точки зрения это ещё не болезнь; это, скорее, явление социальное, образ жизни. Однако наркологи расценивают злоупотребление алкоголем как предболезнь, "преддверие алкоголизма", – то есть алкоголизма ещё нет, но он может сформироваться, если пьянство будет продолжаться, а тем более, утяжеляться.

     Новинка отечественной алкгольной индустрии для вампиров: водка цвета свежей крови.

     Д. Е.

     ВОТ ЭТО И ЕСТЬ НАЧАЛО АЛКОГОЛИЗМА

     Влечение к выпивке, в отличие от влечения к женщине, со временем переходит в хроническое состояние.

     Хораций Сафрин

     Самым первым симптомом алкоголизма является патологическое влечение (тяга) к алкоголю. Влечение не только ранний, но и самый стойкий симптом, оно существует на всем протяжении заболевания. Именно поэтому его считают стержневым, кардинальным симптомом алкоголизма.

     Влечение к алкоголю формируется постепенно. Пьющий человек может долгое время не осознавать своей тяги к алкоголю, объясняя выпивки традициями, ситуацией, желанием приятно провести время в компании, пообщаться с друзьями, неприятностями и другими причинами. Однако ситуационное и традиционное злоупотребление не может быть бесконечным, а все неприятности рано или поздно проходят; если пьянство все же продолжается, то эти просто отговорки, а не причина.

     Влечение – симптом трудноуловимый и субъективный, его не измерить количественно, но его можно установить по многим косвенным признакам.

     Одним из косвенных признаков влечения служит множество "уважительных" поводов для употребления спиртного.

     АлкоГОЛЬ на выдумку хитра.

     NN

     На этапе бытового пьянства человек выпивал под влиянием ближайшего окружения – потому, что так было принято в кругу близких ему людей или после их настойчивых уговоров, а теперь он сам становится инициатором выпивок, поэтому выпивает чаще. Раньше он встречался с друзьями ради общения, а теперь не представляет себе такой встречи без выпивки. Идя в гости, непременно берет с собой спиртное. Приглашая гостей к себе, ставит им то же условие. Если в гостях его угощают чаем, он уходит раздосадованным, а в следующий раз к ним не пойдет.

     Люди, которым нечем заполнить свое время, весьма успешно заполняют чужое.

     Ц. Меламед

     У пьющего становится больше приятелей. Сам он рад и горд, что у него много друзей, однако если бы пьющий человек был способен на беспристрастный анализ, то увидел бы, что это вовсе не друзья, а всего лишь собутыльники.

     Ему уже "неинтересно" встречаться с непьющими друзьями, даже если до этого дружили много лет. Он уклоняется от встреч, придумывая различные причины ("Нет времени", "Мне с ним скучно", "Он стал таким занудой!", "У нас нет общих интересов"), сам подчас не сознавая, почему избегает общения с прежним другом-трезвенником.

     Зато в своих пьющих приятелях любить выпить находит массу достоинств и именно их "положительными" качествами мотивирует, почему ищет их общества. Когда жена недоумевает, что хорошего сидеть в компании этих забулдыг и наливаться пивом с водкой, он категорически не согласен: "Ты ничего не понимаешь! Это классные ребята!", "У нас так много общего! А тебе лишь бы привязать меня к своей юбке и заставить сидеть дома", "Мне с ними интересно проводить время", – и тому подобное, причем сам в этом искренне уверен. Истинная же причина – желание выпить.

     У алкоголика одна, но огненная страсть.

     Д. Е.

     При наличии влечения к спиртному человек не только не отказывается от предложенний выпить, но сам становится организатором застолья по поводу и без всякого повода, проявляет инициативу по покупке спиртного, контролирует количество заготавливаемых напитков. Подсчитывая, кто из гостей сколько выпьет, всегда завышает это количество ("Пусть лучше останется, чем не хватит"). Но увы! Как правило, ничего не остается, да ещё и не хватает, и тогда он просит кого-то "сбегать за горючим" в круголосуточно работающую коммерческую палатку или отправляется сам.

     Любитель выпить дома всегда старается иметь запас спиртного. Покупку он мотивирует тем, что могут неожиданно прийти гости и "неудобно" их не угостить. Однако в таком доме спиртное долго не задерживается: членам семьи или соседям он предлагает выпить "по-чуть-чуть", "для аппетита" (это один из предлогов для собственной выпивки), зазывает к себе домой малознакомых людей, если они могут составить компанию по выпивке, радуется приходу любого гостя (тоже "уважительный" повод) и тут же выставляет на стол бутылку, настойчиво уговаривает выпить и сам не остается в долгу.

     Гость – человек, приносящий радость своим приходом и уходом.

     Г. Малкин

     В оправдание пьющий приводит те мотивы, которые имели значение при бытовом употреблении алкоголя: "Так принято", "Надо угостить" или "Неудобно отказаться", не замечая, что этих поводов стало чересчур много. Он ещё не осознает появившейся тяги к алкоголю и уверен, что пьет так же, как и раньше, "как все".

     Если в кругу его друзей принято выпивать часто, то самому пьющему трудно определить, чем вызваны частые выпивки – питейными традициями ближайшего окружения или его собственной потребностью в спиртном, а тем более, когда не он сам является инициатором, а ему постоянно предлагают выпить. Он может осуждать тех, кого считает алкоголиками, но себя к ним не причисляет, полагая, что поскольку пьет дома или в компании друзей, а не у винного магазина или в дешевом пивном баре, то такое потребление спиртного оправдано.

     Экскурсовод знакомит группу туристов с достопримечательностями Крыма.

     – Сейчас мы проходим мимо винодельческого производства "Массандра".

     Туристы хором:

     – А зачем проходить мимо?

     Анекдот

     На этом этапе поводы для употребления спиртного как бы завуалированы под общепринятые и традиционные; прием алкоголя любитель выпить объясняет желанием повеселиться, развлечься, пообщаться с друзьями в приятной обстановке, расслабиться, а не стремлением к самому состоянию опьянения, хотя на самом деле именно в этом все дело.

     Чем дальше, тем больше становится поводов для выпивки. Значительные и малозначимые события завершаются застольем, любая покупка или выполнение какого-то домашнего дела сопровождается предложением "обмыть".

     При желании придумать повод – не проблема. Человек начинает выпивать и после радостных событий, и после неприятностей, в дни зарплаты, при встрече с друзьями, после бани и после работы. То у него "зачесался нос" – верный признак предстоящей выпивки, то ладонь, что означает "к деньгам", а раз появятся деньги, то выпить – "святое дело". Но если деньги не появились, – тоже повод выпить "с расстройства чувств". Если гости не приходят или его в гости не приглашают, он начинает сам активно искать, с кем бы ему выпить – с соседями по дому, даче, гаражу, в своем профессиональном коллективе, заводит новых знакомых, которые с готовностью составят ему компанию. Теперь традиционных поводов для употребления спиртного уже недостаточно, и любитель выпить оправдывается тем, что уговорили новые друзья.

     Он пил часто, но много.

     Д. Е.

     У пьющего может быть не многожество, а лишь один, но "уважительный" с его точки зрения повод, которым он оправдывает регулярные выпивки.

     29-летний Василий по характеру замкнутый, необщительный, с подростковых лет страдал комплексом неполноценности, завидовал более красноречивым и бойким ребятам. До 26-летнего возраста спиртное употреблял лишь эпизодически, один раз в несколько месяцев, когда родители приглашали гостей, пьянел уже от 2-3 рюмок крепких спиртных напитков. Но водку не любил, предпочитал пить сухое вино. За вечер под хорошую закуску мог выпить 3-4 бокала вина.

     Внешне он довольно симпатичный, крепкого телосложения, высокого роста, но с общением у него всегда были проблемы. Даже когда девушки или женщины оказывали ему знаки внимания, Василий смущался, не знал, о чем с ними говорить, смотрел в сторону, молчал или быстро ретировался, и они теряли к нему интерес.

     На работе женщины иногда собирались, чтобы отметить чей-либо день рождения. Они настойчиво приглашали и Василия, так как мужчин в их отделе было всего двое – Василий и ещё один пожилой бухгалтер. Некоторые из разведенных или незамужних дам недвусмысленно намекали неженатому Василию на возможность "продолжения" в неофициальной обстановке, но он пугался, что кто-либо из сослуживиц "затащит в постель", и категорически отказывался принимать участие в этих вечеринках.

     – Я плаваю в половом вопросе по верхам.

     Д. Соловьев

     Родители часто спрашивали сына, почему у него нет ни одной знакомой девушки, а после 25 лет стали всерьез беспокоиться, почему он не женится. Несколько раз они пытались познакомить Василия с девушками, но во время "смотрин" он терялся, не умел поддержать разговор, угрюмо молчал весь вечер, чувствуя себя смешным и несовременным, поэтому ничего из такого "сватовства" не получалось.

     Однажды на юбилее отца, который отмечали в ресторане, собралось много гостей. Пришли друзья родителей и сослуживцы отца, среди которых было несколько молодых женщин. Из спиртных напитков на столе стояли только водка и всего несколько бутылок шампанского. Все мужчины пили водку, а женщины – шампанское. Но нашлись желающие пить водку и среди женщин. Мужчинам официант наливал водку, не спрашивая их пожеланий, а у женщин спрашивал, что они предпочитают. Василий не решился отказаться от водки и поэтому пил, что наливали, тем более, что его соседка по столу пила водку, и при ней он не осмелился попросить налить шампанского.

     Выпив несколько рюмок водки, Василий опьянел и сразу осмелел. До этого молчаливый и скованный, он легко заговорил с гостьей, которая сидела рядом с ним. Его знаки внимания были встречены женщиной благожелательно, и развеселившийся Василий пригласил её на танец, хотя танцевать совершенно не умел. Он "оттоптал" все ноги своей партнерше, чуть не упал с нею вместе, но каждое его неловкое движение вызывало у обоих смех. Василию было легко и весело. Партнерша смеялась над его неловкостью и учила его танцевать, приговаривая, что впервые встречает такого неумелого и трудно обучаемого партнера. После вечеринки он вызвался проводить свою новую знакомую до дома.

     Василий был очень пьян и вел себя в совершенно несвойственной ему манере – шутил, много смеялся и даже хвастался. Когда знакомая предложила Василию подняться в её квартиру, чтобы выпить "еще по одной", он легко согласился, даже не задумываясь, что это означает и чем закончится этот вечер. Вдвоем они выпили бутылку шампанского, и непривычного к спиртному Василия совершенно "развезло". Его мутило, перед глазами все плыло и двоилось. С трудом он добрался до туалета и его долго и мучительно рвало. Стало немного легче, но трезвее Василий не стал и вскоре уснул, сидя на диване, а проснулся уже среди ночи от того, что его знакомая пыталась снять с него обувь и брюки, чтобы уложить спать. Еще не протрезвевший Василий, увидев её в прозрачной ночной рубашке, притянул её к себе, а она легко уступила.

     Новоиспеченная любовница, сама будучи сильно нетрезвой, даже не догадалась, что у Василия нет никакого сексуального опыта. Оба остались чрезвычайно довольны друг другом, и в течение ночи у них был ещё один сексуальный контакт. Утром они расстались, договорившись о следующей встрече.

     Любовница Василия была замужем, муж её был в длительной командировке, и пока его не было, они встречались ежедневно в её квартире. Василия покупал бутылку водки, и вместе с подругой они ежедневно её выпивали, а потом он оставался у неё ночевать.

     Его новый образ жизни Василию очень нравился. Он ощущал себя "настоящим" мужчиной – теперь он пил не вино, а "мужской напиток", то есть, водку, и у него была постоянная любовница. До встречи с нею Василий боялся оказаться несостоятельным в сексуальном плане, так как полагал, что из-за мастурбации, которой он продолжал заниматься и в 26-летнем возрасте, у него с женщиной ничего не получится.

     Один юноша записал в свой дневник: "Сегодня впервые познал женщину. Жалкая пародия на онанизм!.."

     Д. Соловьев

     Но оказалось, что у него все в порядке, по крайней мере, после выпивки. Ложиться в постель на трезвую голову они ни разу не пытались.

     Будучи трезвым, Василий даже не знал, о чем говорить с любовницей, бесцельно слонялся по её квартире, пока она готовила ужин, или включал телевизор. Как-то раз любовница упрекнула его, что он не обращает на неё внимания, даже не поговорит с нею, не посидит рядом, пока она занята на кухне. Василий покорно уселся за кухонный стол, но никак не мог найти темы для разговора. Рассказывать ему было совершенно нечего. Анекдотов или смешных историй он не знал, друзей у него не было, в его прежней жизни был только дом его родителей и работа.

     Упав в собственных глазах, вряд ли выглядишь выше в чужих.

     В. Георгиев

     Рассказав любовнице какую-то нудную историю об одной из своих сослуживиц, он придумал, как облегчить общение, – предложил ей выпить ещё до ужина. Она охотно согласилась, и уже после двух рюмок Василий, как всегда, повеселел, раскраснелся, стал болтливым и смешливым. Тут же вспомнились какие-то истории, и хотя, возможно, в них ничего не было смешного, но оба весело хохотали.

     В дальнейшем Василий стал выпивать ещё перед встречей с любовницей. После окончания работы он заходил в бар и выпивал пару рюмок водки или пару коктейлей и шел на свидание уже навеселе, в прекрасном настроении. Больше упреков в том, что он скучен и молчит, – ему выслушивать не приходилось.

     Василий уже не торопил любовницу с выпивкой до ужина, но если она предлагала сама, – не отказывался, хотя пить ему не хотелось. Ему больше нравилось легкое опьянение, и для этого было вполне достаточно двух рюмок. Во время ужина он мог выпить ещё одну-две рюмки. Но как-то раз любовница настояла, и он выпил "за компанию" с нею натощак ещё 2 рюмки, хотя до этого уже "пропустил" в баре пару коктейлей. Опять его рвало, во рту была горечь, и он даже не смог поужинать. Ночью они сексом не занимались, так как Василий мучился от неприятного привкуса во рту и болей в подложечной области. В дальнейшем он старался не пить больше своей "нормы".

     Так они встречались полгода, и все это время Василий пил при каждой их встрече. В среднем, получалось 250,0-300,0 г водки под хорошую закуску. От большего количества у него возникала рвота. Если до прихода к любовнице он пил в баре не водку, а коктейль, то во время свидания он старался не пить более 2 рюмок водки, а все остальное выпивала его любовница. Она пила только водку, поэтому и Василий был вынужден пить её же. Однажды он пришел с бутылкой сухого вина, и любовница подняла его на смех. Больше он вина не покупал.

     Через полгода вернулся из командировки муж любовницы. Они уже не могли встречаться в её квартире и не виделись две недели. Василий сидел дома и ждал её звонка, очень скучал и ревновал. Лежа ночью без сна, он представлял себе, как его любовница стонет в объятиях мужа и скрипел зубами от ревности. Спиртного он не пил, и никакого желания выпить у него не было. Выпивка ассоциировалась у него только с подругой, свиданиями и сексом.

     Наконец Василий не выдержал разлуки и сам позвонил своей любовнице, умоляя о встрече. Они встретились после работы, посидели в ресторане, но все было не так, как Василий привык – вокруг были посторонние люди, ресторанные цены его ужаснули, и он мучительно считал, хватит ли у него денег, чтобы расплатиться. Он заказал всего 200,0 водки, так как его любовница не могла явиться домой навеселе. Оба чувствовали себя "не в своей тарелке". Василий настойчиво расспрашивал её о муже – как часто у них сексуальные контакты и прочие интимные подробности, и в конце концов они поссорились и расстались обиженные друг на друга.

     Опять они долго не виделись, опять трезвый Василий сидел дома и ждал её звонка. В конце концов он позвонил ей, встретил после работы и они помирились, договорившись на выходные поехать на дачу родителей Василия. Любовница Василия сказала мужу, что якобы поедет навестить дочь, которая жила в деревне у её матери.

     На радостях от встречи впервые в жизни Василий на даче напился так, что упал с крыльца, разбил лицо, сильно ушиб колено и даже не смог самостоятельно подняться, и его дотащила до постели любовница. До секса в тот день дело так и не дошло. Всю ночь любовница возилась с Василием, отпаивала его горячим чаем, а его непрерывно рвало. Он стонал, плакал и жаловался, что умирает. Под утро измученная бессонной ночью подруга вылила на Василия ведро холодной воды, и он немного пришел в себя.

     К бутылке водки теперь прилагается купон с надписью: "Если вам повезет, получите хорошее место на кладбище".

     Д.Е.

     Почти весь следующий день он проспал, а вечером категорически отказался пить, сказав, что его мутит не только от вида водки, но и от одного воспоминания о ней. Любовница выпила одна. Ночью трезвый Василий впервые в жизни оказался несостоятельным – у него не было эрекции. Любовница отнеслась к этому спокойно, сказав, что он просто "перепил", так бывает, а Василий страшно перепугался. Сбылись самые худшие его опасения. Лежа бессонной ночью, он постоянно анализировал случившееся и пришел к выводу, что потенция у него в порядке только когда он выпьет, а в трезвом состоянии как сексуальный партнер он никуда не годится.

     Неспособность была тверда как никогда.

     Г. Малкин

     Подруге он, конечно, ничего не рассказал, но с той поры в его душе поселился страх снова потерпеть фиаско. Поэтому решил для себя, что перед сексом будет обязательно выпивать, но не более, чем обычно.

     В течение двух лет они встречались с разной частотой – когда муж подруги уезжал в очередную командировку, Василий приходил к ней ежедневно с неизменной бутылкой водки. Когда муж возвращался, они встречались на квартире у её приятельницы или ехали на дачу.

     Привлекательность женщины прямо пропорциональна количеству спиртного, выпитого мужчиной.

     Д. Е.

     Все, что с ним происходило, – не устраивало его родителей. Отец Василия знал, что любовница сына замужем, и у неё есть 5-летняя дочь. А как и большинство родителей, они хотели, чтобы сын женился на "порядочной" девушке, а не на разведенной женщине с ребенком. Но больше всего им не нравилось, что Василий стал регулярно выпивать. Когда сын после очередной поездки на дачу приехал пьяным – в этот день они пили без закуски, так как забыли сумку с продуктами в электричке, – отец сурово поговорил с Василием и настоял на том, что ему надо лечиться.

     У Василия диагностирована неполностью развернутая начальная стадия алкоголизма, а в начальной стадии болезнь легко поддается. Специфического наркологического лечения я не проводила, в этом не было необходимости.

     С тех пор прошло восемь лет. Сейчас Василий женат (на другой женщине), он отец двух сорванцов, и в семейной жизни, и в социальном плане вполне благополучен. Практичеси не пьет. Лишь изредка за компанию может выпить рюмку-другую. Тяги к спиртному нет.

     Объявление: "Отзовись, незнакомка! Я толстый, глупый и пьющий. Но если меня кто-нибудь полюбит, брошу пить, начну делать зарядку и читать книги".

     NN

     Вторым косвенным признаком, свидетельствующим о влечении к опьянению, является изменение поведения в ожидании предстоящей выпивки. Сам любитель выпить этого, конечно же, за собой не замечает, однако жена или мать могут отметить, как он сразу оживляется, буквально веселеет на глазах, если на горизонте замаячила реальная возможность выпить. Стоит появиться поводу для выпивки, ему уже не до работы, он старается побыстрее разделаться с делами, может бросить важное дело незаконченным – какие дела! Выпивка – вот настоящее мужское дело!. Весь его облик и поведение, мимика и жестикуляция свидетельствуют о том, что он находится в приятном предвкушении.

     Сколько зубов должно быть у тещи?

     – Два: один, чтобы открывать зятю пиво, другой – чтобы просто болел…

     Анекдот

     Такое поведение знакомо многим людям – наверняка вы видели, как радостно потирает руки любитель выпить, суетится и мельтешит, отпуская шуточки и стараясь ускорить события.

     Проявление влечения именно таким образом не строго обязательно. Может быть так, что сам человек не замечает за собой ничего особенного, внешне его поведение не изменилось, просто настроение вдруг беспричинно улучшилось. А причина-то есть!

     Для того, чтобы решить, есть ли у вас этот косвенный признак тяги к спиртному, вспомните, как вы реагировали, когда выпивка неожиданно срывалась. Не было ли так, что у вас внезапно и казалось бы, беспричинно испортилось настроение? Быть может, сами вы тогда не связывали свое плохое настроение с тем, что выпить не удалось, но факт есть факт.

     Воздержание – это самоубийство желания.

     Поль Декурсель

     Третьим косвенным признаком тяги к спиртному является положительное отношение ко всему, что связано с выпивкой. Положительно оценивается и сама обстановка, в которой проходит прием спиртного ("Было так весело!"), и разговоры с приятелями ("Нам всегда есть о чем поговорить"), и сами приятелисобутыльники ("Они отличные ребята! С ними всегда интересно!"), и все, что делается в состоянии опьянения ("Мы классно провели время!").

     Когда я выпью, то люблю поговорить на две свои любимые темы – о преимуществах порядка и прелестях бардака.

     Д. Е.

     Любой трезвый человек, оказавшийся среди крепко выпивших людей, поражается их пустопорожним разговорам и бесцельному времяпрепровождению. "Неужели не жалко так прожигать жизнь? Что хорошего – каждый день нажираться и трепаться о какой-то ерунде?!", – думает здравомыслящий человек, однако пьющий убежден, что в компании собутыльников ведет очень умные разговоры и замечатально проводит время.

     Даже если подвыпившая компания что-то натворила, наутро все со смехом вспоминают свои "подвиги". К тому, что делается в состоянии опьянения, у пьющего нет критического отношения – пьяному, в его понимании, все простительно. "Я же был пьяный", – говорит любитель выпить, когда жена упрекает, что он вчера нецензурно бранился в присутствии детей и оскорбил её.

     Опьянение – это жизнь вне сознания.

     NN

     Четвертым признаком влечения к алкоголю является положительная оценка самого состояния опьянения. Именно в опьянении, а не в трезвом состоянии, человеку становится наиболее комфортно.

     При появлении препятствий к выпивке возникает психический дискомфорт – чувство неудовлетворенности, недовольство, раздражительность, пониженное настроение. Это пятый косвенный признак.

     Шестым признаком тяги к алкоголю является появление системы оправданий собственного пьянства. Например, в качестве оправдания пьющий человек приводит "доказательства" благотворного воздействия алкоголя на организм – спиртное придает сил, повышает работоспособность, снимает усталость, облегчает боль.

     Жена ворчит на мужа-пьяницу:

     – Не понимаю, как можно целыми днями торчать в этой вонючей пивнушке!

     – Не понимаю… – передразнивает её муж. – Чо тогда говоришь о вещах, в которых ни черта не понимаешь!

     Анекдот

     Употребление алкоголя может мотивироваться деловыми соображениями: надо расширять контакты с новыми партнерами по бизнесу, а сделать это проще за бутылкой-другой в приятной обстановке, чем на трезвую голову в официальной обстановке, в служебном кабинете. Или надо "соответствовать" традициям коллектива, если там принято вместе выпивать. Или надо "задобрить" то одного "нужного" для дела человека, то другого. И великое множество других "убедительных" аргументов, оправдывающих, с точки зрения пьющего человека, его частое употребление спиртного.

     Плакат в вестибюле коммерческой фирмы: "Пьянство в рабочее время – это самый лучший способ вылететь из этого здания с помощью пинка".

     Д. Е.

     Андрей – преуспевающий бизнесмен, последнее время стал частенько приходить домой навеселе. Кира, его жена, никогда не упрекала его за выпивки. Муж был весел, шутил, говорил ей комплименты, приносил ей маленькие подарки, дочери – игрушки, они не ссорились, и Кира не тяготилась пьянством мужа. Она считала, что занимаясь бизнесом, Андрей должен выпивать со своими деловыми партнерами, что это необходимо по работе.

     Работа – это способ заполнить время между двумя выпивками.

     Д.Е.

     На их семейных взаимоотношениях и материальном достатке выпивки мужа не сказывались, и Кира ни о чем не беспокоилась. Она просила его только чтобы он не садился за руль, если много выпил. Но Андрей неизменно отвечал, что он пьяным никогда не бывает, и его ещё ни разу не остановили сотрудники ГАИ, поэтому ему можно ездить даже будучи навеселе.

     Тяготила Киру лишь их сексуальная жизнь. Когда Андрей был пьян, то никак не мог эякулировать. Половой акт длился по 20-30 минут, а иногда и дольше. Кира уже с трудом терпела – так как ей было больно. Если они были близки в выходные дни, когда Андрей был трезв, то продолжительность сношения была обычной.

     Как-то раз она предложила мужу заниматься сексом только в трезвом состоянии, но Андрей сказал, что в опьянении ему гораздо больше нравится – и желание у него сильнее, и эрекция, и половой акт дольше. Кира тогда промолчала – побоялась сказать мужу, что ей больно. Во время полового сношения она обычно имитировала сильное возбуждение – стонала, впивалась в мужа ногтями, совершала энергичные телодвижения, и Андрей полагал, что интимная близость доставляет жене удовольствие.

     Иногда он предлагал ей тоже выпить. Несколько раз Кира соглашалась, но лучше не стало. Во время самого полового акта в состоянии опьянения ей было не так больно, но потом, а особенно на следующий день, ей было больно даже сидеть и ходить. Она стала отказываться от спиртного, уговаривала мужа тоже не пить, но тот отшучивался и все продолжалось по-прежнему.

     Женщины пьют меньше мужчин, потому что у них в крови есть несколько промилле белены.

     В. Шойхер

     Если жена отказывалась составить ему компанию, Андрей мог выпить и один. Со временем он стал выпивать и в выходные дни; дома у них всегда был достаточный запас спиртного. Иногда приходили их друзья, и встречи неизменно сопровождались выпивкой.

     К самому потреблению спиртного и поведению Андрея вне спальни у Киры не было претензий. Но прием алкоголя неизменно сказывалось на продолжительности полового акта. Поскольку выпивал Андрей практически ежедневно, а в опьянении у него всегда появлялось сексуальное желание, то их интимная жизнь стала для Киры настоящим кошмаром. У неё появились постоянные тянущие боли в низу живота. Она стала отказываться от близости, но муж не обращал внимания на её слова, говоря, что это "чисто женские отговорки". За это время Андрей изменился по характеру в худшую сторону. Выпив, он становился бесцеремонным и мог совершить половой акт даже силой преодолев её сопротивление. Несколько раз после таких случаев Кира сердито выговаривала ему, а однажды обозвала его "пьяным скотом". Он тоже не остался в долгу, и они крупно поссорились. Потом ссоры стали все чаще и чаще.

     В конце концов Кира не выдержала и поставила мужу ультиматум: или он будет лечиться, или она подает на развод, и они пришли в наш медицинский центр. Андрей был очень удивлен, узнав, что у него уже сформирован алкоголизм. Его это очень встревожило. После наркологического лечения Андрей прекратил потребление алкоголя, и отношения этой пары нормализовались.

     При доброкачественном алкоголизме зачастую создается целая система моральных "алиби", которыми пьющий оправдывает свое пьянство в собственных глазах и пытается в этом убедить своих близких.

     Влечение – желание, слишком независимое от нашего сознания; не согласованное ни с нашими целями, ни с правилами ни даже с другими нашими желаниями.

     Александр Круглов

     Банальные алкоголики обычно не утруждают себя построением сложной системы моральных алиби, их доводы стереотипны и в основном, сводятся примерно к следующему : "Все пьют", "Не пьют только больные, язвенники-трезвенники", "Я пью как все", "Я же зарплату приношу домой" , – и тому подобное.

     Седьмым косвенным признаком влечения к алкоголю является отрицательное отношение ко всему, что препятствует пьянству.

     Двое алкашей делятся впечатлениями:

     – Ну и ужрались мы вчера…

     – Накуролесили?

     – Ага. Создали первичную организацию общества трезвости…

     Анекдот

     Алкоголик упрямо отстаивает свое право на употребление спиртного, несмотря на возражения и упреки своих близких. Его раздражают разговоры о пьянстве, он бурно реагирует на упреки жены, не признавая чрезмерность своего употребления алкоголя: "Подумаешь! Что ж мне, теперь и выпить нельзя! Где ты видела непьющего мужика?!".

     Таким образом, противопоставляется то, что способствует выпивке, всему, что ей препятствует. Первое оценивается со знаком "плюс", второе – со знаком "минус".

     Восьмой признак – перестройка нравственных принципов и жизненных ценностей. Работа, жена, семейные обязанности, – все, что мешает выпить, становится в тягость и начинает раздражать.

     Даже если есть явные негативные последствия, алкоголик не соглашается с тем, что из-за пьянства его образ жизни и поведение значительно изменились в худшую сторону; этот симптом называется отсутствием критического отношения к своему заболеванию. Это уже девятый косвенный признак.

     В отличие от алкоголика, здоровый человек способен понять, что его потребление спиртного стало чрезмерным; он согласится, что это нежелательно, не будет вступать в бессмысленные дискуссии, а сделает для себя правильные выводы.

     Человек – не алкаш, а человек нормальный, умеренно пьющий – это человек, издавна известный своим патриотизмом. Все, что выпьет, – все в бюджет. То есть, водка в организм, а деньги в бюджет.

     Александр Лифшиц, экс-министр финансов

     Поначалу мотивы употребления спиртного внешне похожи на те, которые были на этапе бытового пьянства, но их гораздо больше. Упреки членов семьи в этот период чаще всего вызваны учащением выпивок. Но если сам пьющий убедит жену, что это необходимо (например, по деловым соображениям), то она успокоится. Поэтому на начальном этапе у больного алкоголизмом нет необходимости критически оценивать свое потребление алкоголя, особенно, если он сам верит в свои "убедительные" аргументы и убеждает в этом своих близких.

     Выше описаны косвенные признаки влечения, которое сам пьющий обычно не осознает и не признает ни в дискуссиях с членами семьи, ни в беседе с наркологом.

     Наиболее рельефно влечение к алкоголю проявляется в том, что у человека периодически появляется желание выпить (или приятные воспоминания о прошлых выпивках).

     Нормальный человек сам повелевает желанием выпить;

     желание выпить повелевает алкоголиком.

     Д. Е.

     Мысли о выпивке занимают все большее место в сознании. Чем бы человек ни занимался, в мозгу "свербит", что неплохо бы сейчас пропустить стаканчик-другой и как бы это осуществить; он начинает искать поводы, обдумывает, где и с кем можно выпить, где взять денег, как бы побыстрей разделаться с делами.

     Желание выпить возникает независимо от воли самого человека и поэтому называется навязчивым (или психическим) влечением. Оно сопровождается борьбой мотивов "выпить" или "не выпить". Если аргументов против употребления спиртного больше, то на начальном этапе алкоголизма человек способен преодолеть искушение и отказаться от выпивки. Но это может быть нелегким для него решением. Нереализованное влечение вызывает чувство неудовлетворенности, психического дискомформа, мысли о желательности выпивки назойливо всплывают в сознании (именно поэтому влечение и называют навязчивым), больной алкоголизмом ищет новые поводы, прикидывает, как бы обойти имеющиеся препятствия, найти компромиссное решение между желанием выпить и аргументами "против".

     Чем ниже интеллектуальный уровень человека, тем менее он склонен к самоанализу, оценке своих поступков и действий и их возможных последствий, и тем меньше времени занимают раздумья и борьба мотивов "выпить" или "не выпить".

     Человек, любящий жизнь, не насилует её своими мыслями.

     А. Поводный

     Для наличия этапа борьбы мотивов, прежде всего, необходимо осознанное представление человека о допустимых нормах потребления спиртного, что свойственно людям зрелым, с достаточно высоким интеллектуальным развитием и устойчивой нравственной позицией. Этот важный фактор помогает справиться с влечением; у таких людей все симптомы алкоголизма развиваются гораздо медленнее (доброкачественный вариант алкоголизма).

     У незрелых, подверженных чужому влиянию людей, не имеющих нравственно-этических понятий, привитых воспитанием, при низком уровне развития, в криминальной среде, – этап борьбы мотивов непродолжителен или вообще отсутствует; как только желание выпить возникает, оно тут же без особых раздумий реализуется.

     Реальность – это иллюзия, вызываемая отсутствием алкоголя.

     Н. Симпсон

     Развитие влечения к алкоголю (тяги), его интенсивность и реализация (удовлетворение желания выпить) зависят от многих факторов: особенностей характера пьющего человека, уровня его развития, условий воспитания в детстве, наличия нравственно-этических понятий о допустимых нормах потребления спиртного и последствий пьянства, влияния ближайшего окружения, возраста начало злоупотребления алкоголем, состояния центральной нервной системы, индивидуальной реактивности организма, а также от частоты приема, количества и крепости спиртных напитков.

     Поскольку влечение с алкоголю считается кардинальным симптомом алкоголизма, – то все вышеперечисленные факторы, влияющие на него, оказывают влияние и на дальнейшее развитие заболевания.

     Как правило, большинство больных алкоголизмом своего влечения к спиртному не осознают (или не признают в беседе с другим человеком): "Да меня совсем не тянет! Пью просто за компанию!", – и обычно преуменьшают свое пьянство ("Другие пьют ещё больше"). Такие оправдания как: "Я же не всю зарплату пропиваю, вещи из дома не уношу и под забором не валяюсь", – типичны именно для больных алкоголизмом.

     Аргумент жены: "Почему ты сравниваешь себя со всякими пропойцами, лучше бы сравнил с теми, кто пьет меньше тебя", – не встречает понимания. И вообще, любые намеки или упреки всегда принимаются в штыки, – и это характерно для алкоголизма. Любой здравомыслящий человек, когда ему указывают на неправильность его поведения или пьянства, – способен признать правоту замечаний (даже если на словах не признает, но в душе понимает, что не прав), но только не больной алкоголизмом.

     Водка губит народ, но одному человеку ничего не сделает.

     Юлиан Тувим со ссылкой на извозчика

     В начальной стадии алкоголизма влечение непостоянно, оно как бы волнообразно. Тяга к спиртному может ослабевать и угасать (например, при длительном воздержании, при увлеченности любимым делом, работой, хобби), и вновь возникать под влиянием воспоминаний, ситуаций, связанных с приемом спиртного, при встрече с друзьями, с которыми принято выпивать, а также когда у человека крупные неприятности, когда он плохо себя чувствует, устал или голоден. Это называется актуализацией влечения и может привести к возобновлению пьянятва даже после длительного перерыва.

     Причиной того, что человек снова стал выпивать после периода воздержания обычно является именно актуализация влечения, хотя сам больной алкоголизмом этого не осознает и может оправдываться ситуацией, когда он не мог отказаться, стрессами, неприятностями, конфликтами с женой или на работе. Даже если стрессовая ситуация действительно имела место, не она обусловила рецидив, а актуализированное влечение.

     Зашел мужик в бар, сел за стойку и заказал двойную порцию коньяка. Выпил, закурил и полез во внутренний карман пиджака. Чего-то достал, посмотрел, убрал с нова заказывает двойной коньяк. Выпил, выкурил ещё сигарету, снова что-то достал, посмотрел и снова заказал коньяк.

     Бармен не утерпел:

     – С меня двойная порция нашего самого лучшего коньяка, но скажи, чего ты там рассматриваешь, когда заказываешь?

     – Смотрю на фотографию своей жены, – как только она начнет мне нравиться, пойду домой.

     Анекдот

     Здоровый человек не станет "заливать горе вином", а постарается справиться с ситуацией и ищет пути решения конфликта. Даже если и случится, что он "выпил с горя", то лишь как кратковременный этап, а после благополучного разрешения стрессовой ситуации здоровый человек способен прекратить употреблять спиртное.

     "Топить" свои горести в вине (чаще всего мнимые или явно преувеличенные), свойственно именно больным алкоголизмом, и это служит "оправданием" пьянству, даже если все неприятности давно позади.

     Инструктор по плаванию всегда остается самим собой – он не топит горе в вине, а учит его плавать.

     Д. Е.

     В случаях, когда алкоголик некоторое время не пил, влечение существовало в скрытом (латентном) состоянии, а как только появился повод в виде очередной неприятности, – развернулось подобно сжатой пружине. У всех людей бывают стрессовые ситуации, но у больного алкоголизмом конфликтов больше и в пьяном, и в трезвом состоянии: нередко человек в период воздержания становится раздражительным, ко всем цепляется, всеми недоволен, обвиняет жену: "Я не пью, потому что ты мне уже плешь проела!". Ссору алкоголик порой воспринимает даже с облегчением – появился повод выпить: "Сама нарвалась!", – а дальше все идет по уже известному кругу, и степень пьянства несоизмерима со степенью стрессового воздействия – ни по его интенсивности, ни по продолжительности.

     Возможно, уважаемый читатель, в вышеприведенном описании влечения к алкоголю вы не нашли ничего, что было бы похоже на вас, или вы согласны лишь с некоторыми признаками, а остальных у себя не находите. Здесь могут быть следующие варианты:

     Влечения к алкоголю у вас нет. Может быть, вы ещё не алкоголик, а бытовой пьяница.

     Влечение у вас ещё только формируется. Обычно от момента появления первых признаков тяги к алкоголю до её полного оформления проходит не один год. Возможно, у вас все ещё впереди.

     Влечение у вас есть, но проявляется оно иначе. Здесь описано формирование тяги при типичном алкоголизме. А при доброкачественном варианте оно может проявляться по-другому. Возможно, это и к вам относится.

     Влечение у вас есть, но вы его не осознаете или осознаете лишь частично, но не желаете признаваться в этом даже самому себе. В таком случае прочтите главу "Я не пью, а выпиваю!". Возможно, тогда вы измените свое мнение, и вам будет интересно узнать и о других симптомах.

     Многое может случиться меж чашей вина и устами.

     Аристотель

     Вторым признаком, свидетельствующим о начале алкоголизма, является симптом утраты количественного контроля. Это тоже кардинальный симптом алкоголизма, он возникает в первой стадии и существует на всем протяжении заболевания.

     Потеря контроля над количеством потребляемого алкоголя подразумевает трудность или невозможность для больного остановиться на определенных дозах выпитого, неспособность сознательно ограничивать начавшийся прием спиртного. После того, как алкоголик выпьет несколько рюмок, он уже не в силах отказаться от дальнейшего употребления алкоголя. Перед выпивкой он может обещать жене или самому себе, что не будет напиваться, но после определенной дозы спиртного теряет контроль над питьем и забывает обо всех обещаниях.

     Почему женщина покупает шестую шляпку, хотя у неё уже есть пять?

     А почему мужчина выпивает шестую рюмку, хотя уже выпил пять?..

     Д. Е.

     Количественный контроль в широком смысле означает представление человека о допустимых дозах спиртного, которые он может себе позволить. Это представление складывается из общепринятых в обществе и в ближайшем окружении норм и из убеждения самого человека, что превышение какой-то дозы недопустимо. То-есть, для существования количественного контроля необходима индивидуальная этическая позиция – осуждает ли человек пьянство как негативное явление, неприемлемое для него, или считает допустимым и общепринятым.

     В обеденный перерыв лектор общества "Знание" прочел лекцию "О вреде алкоголя".

     – У кого есть вопросы? – обращается он к рабочему коллективу.

     – У вас там стакан на трибуне не освободился?

     Анекдот

     Понятие о количественном контроле изначально отсутствует в среде с низким интеллектуальным развитием (или в криминальной среде), где пьянство – дозволенное и частое явление, никем не осуждается, даже поощряется, а трезвый образ жизни вызывает насмешки. Попав в такую среду, незрелый, подверженный чужому влиянию человек не может сформировать собственную этическую позицию и принимает традиции этой микросреды.

     Считается, что алкоголик – это человек, который меры в питье не знает. И это верно, поскольку здоровый человек осознает свои возможности и предпочитает такую степень опьянения, которая дает ощущение веселья, приятного самочувствия (или расслабленности), и не будет пить до тех пор, пока не свалится под стол. Это означает сохранность количественного контроля – то есть, способность по собственной воле контролировать меру выпитого.

     А у больного алкоголизмом количественный контроль утрачивается, и он может напиться до глубокого опьянения, которое с точки зрения здорового человека малопривлекательное состояние и вызывает недоумение окружающих, почему он регулярно напивается "в стельку", когда другим достаточно гораздо меньшего количества, почему он не может вовремя остановиться и не пить дальше?

     Ответить на этот вопрос может только нарколог; сам алкоголик обычно оправдывается обстоятельствами или тем, что друзья уговорили (хотя друзья уговаривали его выпить, а не напиваться).

     Сидят у костра три охотника, выпивают и травят байки – кто самую невероятную историю расскажет.

     – Был я на даче, вышел в лесок, гляжу – белый медведь бродит. Я удивился, конечно, но виду не подал. Вскинул ружье, убил-таки зверя.

     – Ну, это не невероятная история, – не соглашаются приятели. – Заблудился мишка, забрел не туда.

     – А я вот мамонта как-то встретил, – рассказывает второй. – Раз десять в него попал, только на одиннадцатом выстреле уложил.

     – Ну, оттаял да и проснулся мамонт. Такое могло быть.

     – А я вот как-то целый день ходил по лесу, – рассказывает третий. – Сел на пенек перекусить. Достал огурчиков, колбаски. Шарю по рюкзаку, а шкалика-то нету, дома забыл.

     – Не может быть!!! – в один голос вскричали остальные.

     Анекдот

     Утрата количественного контроля вызвана следующими причинами.

     – Во-первых, субъективной неудовлетворенностью самого пьющего степенью своего опьянения. Ведь алкоголик пьет не потому, что его кто-то заставляет, а потому что он сам, осознанно или неосознанно, стремится достичь желательной для него глубины опьянения. Отсюда и стремление пить натощак, не закусывать первые порции спиртного, чтобы быстрее и сильнее "взяло" (известно, что если желудок наполнен пищей, то всасывание алкоголя замедляется), выпивать подряд несколько рюмок, "опередить круг" собутыльников, выпив больше остальных. Например, в гостях алкоголик быстро выпивает свою рюмку и тут же вновь наливает её, чтобы успеть выпить до следующего тоста, и всегда пьет до дна – это называется "жадностью" к спиртному и нередко бросается в глаза другим участникам застолья. Или он произносит много тостов и "стимулирует" других участников выпивки, если видит, что рюмки опустели, а ему хочется еще.

     Дайте мне точку опоры, и я произнесу тост.

     Александр Ратнер

     Если ваш муж крепко выпивает, вам наверняка знакомы ситуации, когда вы шептали ему: "Закусывай!", – а он лишь отмахивался, делая вид, что ему только что пришел в голову новый оригинальный тост, и быстренько наливал себе еще, чтобы "подогреть" других гостей.

     Уговаривать других выпить, торопить всех с выпивкой, – тоже типично для больного алкоголизмом – он хочет, чтобы все достигли его "кондиции", а среди других пьяных его опьянение будет не столь заметно. Если жена потом будет выговаривать: "Почему ты опять напился?!" – он на голубом глазу изобразит удивленный вид: "Так ведь все пили одинаково, чего ты ко мне цепляешься!"

     В доме гости. Жена делает мужу замечание:

     – Ты опять пролил на пол вино!

     – Да сколько там вина!

     – Мне не жалко вина, но кто, по-твоему, сегодня будет лежать в этой луже?

     Анекдот

     Шутка: "После первой не закусываю" (кстати это проявление так называемомго алкогольного юмора) – тоже типичный шаблон-ответ. Но обычно алкоголик не закусывает и после второй, и после третьей (или закусывает чисто символически – ломтиком соленого огурца, соленым грибком, кусочком сыра). Он знает, какая доза спиртного требуется ему, чтобы опьянение наступило сразу и было желательной для него глубины.

     – Во-вторых, утрата количественного контроля вызвана тем, что принятая доза спиртного действует определенное время и с течением времени эффект опьянения ослабевает, и каждый пьющий об этом знает на собственном опыте, а ему хочется удержать желательную для него степень опьянения (алкоголики говорят "Поймал астральчик – удержи"), и он "вдогонку" выпивает еще, а потом еще, и так далее, пока не напьется.

     В отличие от здоровых людей и гурманов, алкоголика не интересуют вкусовые качества алкогольного напитка и культура питья. Гораздо привлекательнее для него крепость спиртного напитка и степень его очистки, поэтому он предпочтет водку легкому вину или ликеру.

     – И в-третьих, в состоянии опьянения возникает вторичное влечение (а то влечение, которое появляется в трезвом состоянии, называется первичным). В отличие от первичного влечения, которое человек способен преодолеть усилием воли (однако то, что он способен его преодолеть, – отнюдь не означает, что он это сделает), вторичное влечение гораздо более интенсивно, и алкоголик преодолеть его уже не может, поэтому его ещё называют неодолимым влечением (в наркологии для обозначения этого влечения существует термин "компульсивное"). Неодолимое влечение возникает уже на границе между первой и второй стадиями алкоголизма.

     Можно отказаться от первой рюмки, но не от второй.

     Людвиг Бернс

     Утрата контроля возникает после превышения определенной, "критической" дозы, индивидуальной для каждого человека – у одних это 100.0-150.0 г крепких спиртных напитков, у других значительно больше – 400.0-500.0. Эта доза зависит от стадии алкоголизма – чем большую давность имеет заболевание, тем меньше "критическая" доза. Зависит она и от варианта алкоголизма: при типичном варианте "критическая" значительно ниже, чем при доброкачественном.

     Интенсивное влечение вынуждает алкоголика пить ещё и еще, уже не ради приятного, комфортного состояния, а с целью достижения искомой глубины опьянения – то есть, той его степени, которая требуется алкоголику (средней или глубокой). Только тогда наступает насыщение. Будучи уже нетрезв, алкоголик не осознает степень своего опьянения и не признает, когда ему об этом говорят. "Я совершенно трезв!" – заявляет пьяный, едва ворочая языком, – способность анализировать свое поведение и критически относиться к себе в опьянении снижается. Чем больше он выпивает, тем меньше способен контролировать количество поглощаемого спиртного (возникает утрата количественного контроля), и алкоголик может напиться до глубокого опьянения.

     Больные алкоголизмом не осознают и не признают утрату контроля за мерой выпитого; большинство утверждает: "Я свою меру знаю!", – даже если это совершенно не соответствует действительности. Например, друзья или члены семьи уже неоднократно уговаривали его не напиваться, а он с завидным постоянством упивается "в стельку". На упреки близких огрызывается или с типичной для алкоголиков "кривой" логикой, валит с больной головы на здоровую, обвиняя жену, что это она его довела, расстроила своими придирками, вот он и напился.

     Утром с перепоя мужчина тащится в поликлинику в надежде получить бюллетень. Случайно вваливается в кабинет гинеколога, плюхается на стул, вывалив свой огромный "пивной" живот. Гинеколог решил его разыграть:

     – Э, да вы беременны!

     Злой, как черт, мужик прибегает домой.

     – Что ты, злодейка, наделала! – орет он на жену. – Это все твои штучки: "Дай я сверху, дай я сверху!"

     Анекдот

     На начальной стадии алкоголизма сам пьющий может и не подозревать, что утратил контроль над питьем. Например, в его привычной компании принято пить помногу, или собутыльники настойчиво уговаривают выпить, или произносится много тостов, и все пьют "до дна". В таких случаях человек действительно пьет "как все", но не как все здоровые люди, а как все в его пьющем кругу. Ничем не выделяясь в такой компании и поддерживая её традиции, пьющий и не собирается контролировать собственное потребление спиртного. Как все, так и он. У него нет необходимости самому ускорять процесс и торопить с выпивкой, за него это делают другие, а он, выпивая наравне со всеми, достигает искомой степени опьянения. Сам он может даже не сознавать, что лично ему требуется определенная степень опьянения – уже не легкая, а как минимум, средняя.

     Одна рюмка – в самый раз, две – слишком много, три – недостаточно.

     NN

     Стремление усилить опьянение может проявиться у такого алкоголика лишь в ином кругу, где не принято столько пить, как в его привычной компании. И тогда он сам проявит инициативу, сам себя назначит "тамадой", будет все время произносить тосты, наполнять бокалы и уговаривать других выпить, чтобы побольше выпить самому. И все же он не осознает своего стремления выпить, а самому себе объясняет это желанием хорошо угостить гостей.

     Чрезмерная активность "тамады" чаще всего вызвана его собственной потребностью в алкоголе, а не только гостеприимством, особенно, если все остальные гости не жаждут так часто опустошать свои бокалы и противятся его уговорам. Поэтому утрату контроля, "замаскированную" другими мотивами, большинство пьющих людей не осознает.

     Для того, чтобы сам человек понял, что уже не в состоянии контролировать себя, необходимо, чтобы раньше количественный контроль у него был. Однако не у всех людей есть понятие о количественном контроле. Если молодой человек, не имеющий собственного представления о допустимом уровне потребления спиртного, попадает в пьющий коллектив, то понятие о количественном контроле у него вряд ли сформируется.

     Во многих компаниях принято пить помногу. Социологи пытались объяснить "питейные" традиции социальными и экономическими условиями, однако но факт остается фактом – экономические условия меняются, а люди продолжают пить помногу, причем, пьют и малообеспеченные слои населения, и те, кого можно считать состоятельными. Пьют и люди с низким интеллектуальным уровнем и примитивными интересами, и те, у кого жизнь насыщенна и интересна. Уровень доходов не играет решающей роли. Мотивы употребления спиртного у всех разные, но результат один – пьют много. Таковы уж традиции в нашей стране, они сложились не сегодня и не вчера.

     Вся Россия – пьющий Гамлет.

     Фазиль Искандер

     Пьянок людей из низших социальных слоев в жизни мне наблюдать не приходилось, – об этом я знаю лишь со слов самих пациентов, а то, как пьют люди творческих профессий, интеллигенция, деловые люди и представители социальной "элиты", – я имела возможность наблюдать неоднократно. И могу с уверенностью сказать, что у большинства отсутствует представление о количественном контроле.

     Понятие о чрезмерности потребления спиртного складывается из традиций, принятых в своем кругу – то, что выходит за пределы норм потребления спиртного в этой компании, – то и считается чрезмерным.

     Компания людей с достаточно высоким социальным статусом может регулярно собираться, даже без всякого повода, и все дружно напиваются. Никто друг друга не осуждает, хотя бывает всякое. Даже если кто-то выпьет гораздо больше остальных и "накуролесит", остальные отнесутся к этому снисходительно; в следующий раз это может произойти с кем-нибудь другим.

     Пьяный перед портретом Карла Маркса удивленно трогает себя за лицо.

     – Надо же, как я оброс…

     Анекдот

     В компании с устойчивыми "питейными" традициями никто не считает, кто сколько выпил. Если они знают друг друга много лет и давно вместе выпивают, то чаще всего все пьют примерно одинаково, если они в равных условиях – то есть, если все они бытовые пьяницы или все алкоголики. Только "новичок" может отличаться от "старопьющих", но со временем и он "подтягивается" за остальными. Или же он покидает такую компанию, если его не устраивает такая манера потребления спиртного.

     Именно потому, что количество выпитого зачастую зависит от традиций компании, – многие люди не знают, что такое количественный контроль. А понятие "меру знает" – очень растяжимо, у одних людей эта "мера" – 2-3 рюмки, а у других – бутылка водки и даже больше.

     Опыт показывает – то, что алкоголик говорит, что он "меру знает", – ещё не означает, что он её придерживается. "Мера" алкоголика – это то количество спиртного, которое необходимо ему для желательной для него степени опьянения. Да, именно эту "меру" он знает. Но вся проблема в том, что эта "мера" существенно отличается от общепринятых норм потребления спиртного.

     Надо знать меру. Ну выпил одну, выпил другую, ну литр, ну два. Но зачем же напиваться?

     NN

     "Норма" для алкоголика и для человека, не больного алкоголизмом, – различна. Для здорового человека – это количество спиртного, достаточное для легкого, приятного опьянения, а алкоголику этой дозы явно недостаточно. Поэтому, говоря о "мере", алкоголик отчасти прав, только "мера" у него своя.

     Многие пьющие люди, отрицая утрату количественного контроля, сравнивают свое опьянение с ещё более тяжелым опьянением у явных алкоголиков: "В вытрезвителе не был, под забором не валялся, на своих ногах добираюсь домой, у меня нет "морской болезни" (то есть, нарушения походки).

     "Шутки в сторону, впереди лестница", – мрачно сказал пьяница, выходя из пивной.

     Д. Е.

     Однако то, что такая степень опьянения существенно отличается от принятых в обществе норм, – больной алкоголизмом признавать не желает. Когда я спрашивала своих пациентов, что они считают легким опьянением, что средним, а что тяжелым, – то оказывалось, что даже если его сильно "качает", язык у него заплетается, а наутро он ничего не помнит, – алкоголик считает, что это легкое опьянение. Однако эти симптомы в наркологии обозначаются как нарушение координации, дизартрия и амнезия и свидетельствуют как минимум, о средней, а чаще – о глубокой степени опьянения. А для алкоголика глубокая степень опьянения – это когда он валяется в полной "отключке" или попадает в медвытрезвитель.

     Дальше будет описан такой симптом как физиологическая толерантность. Так вот, количество спиртного, превышающее физиологическую толерантность – уже чрезмерно. Если человек регулярно выпивает по бутылке крепких спиртных напитков и утверждает, что он "меру знает" – он ошибается. Свою "меру" он уже давно перешагнул. Употребление такого количество алкоголя, которое значительно превышает физиологическую толерантность, – уже свидетельствует об отсутствии количественного контроля.

     От великого до смешного – один литр.

     А. Екс

     Утрату количественного контроля пьющий человек может осознать в тех случаях, когда он мог длительное время ограничиваться сравнительно небольшими количествами алкоголя и не стремился пить больше обычного (это и есть сохранность количественного контроля), а с определенного времени этой дозы ему стало недостаточно; чтобы достичь желательной степени опьянения, он наращивает дозировки. И рано или поздно наступает такое состояние, когда он уже не в состоянии контролировать, сколько выпил. В опьянении он этого не осознает – когда пьяный хочет выпить, ему не до анализа, – но в трезвом состоянии здравомыслящий человек способен признаться самому себе, что после превышения определенной дозы он теряет контроль над питьем. Для этого необходимо, чтобы человек хотел и был способен анализировать собственное потребление спиртного, а это бывает только при доброкачественном варианте алкоголизма, да и то не всегда.

     Большинство неумеренно пьющих людей не только не занимаются самоанализом, но и не терпят, когда кто-то пытается указать им на чрезмерность потребления спиртного и убедить их в этом. И это тоже одно из свидетельств психологической перестройки личности.

     Об утрате количественного контроля свидетельствует не только "жадность" к спиртному, но и частые случаи выраженного опьянения – средней и глубокой степени.

     С наступающим вас опьянением!

     Н. Фоменко

     В первой стадии больные алкоголизмом напиваются не каждый раз; одни – от случая к случаю, другие – достаточно часто.

     Даже те алкоголики, которые регулярно напиваются "до положения риз", не признают, что это является свидетельством утраты количественного контроля, и упрямо, наперекор любым логическим доводам, утверждают, что пьют не больше прежнего и не больше других, а чтобы оправдаться, почему в очередной раз напился, находятся десятки разных причин.

     Посетитель говорит официантке:

     – Мне бутерброд и девятнадцать бутылок пива.

     – А почему не ящик?

     – Что я, слон, что ли?

     Анекдот

     Однократные или эпизодические передозировки (то есть, прием такого количества спиртного, которое превышает индивидуальные возможности организма) возможны и у человека, не больного алкоголизмом, например, из-за ухудшения здоровья, усталости, переутомления. Здравомыслящий человек сделает из этого правильные выводы, и передозировка больше не повторится.

     Если случаи выраженного опьянения становятся регулярными, то здесь бесполезно оправдываться какими-то внешними обстоятельствами или плохим самочувствием. Частые передозировки у взрослого человека (у подростков они могут быть с самых первых попыток приема спиртного из-за незнания ими своих возможностей и стремления подражать взрослым и другим пьющим членам подростковой группы) – это проявление утраты количественного контроля и явное свидетельство алкоголизма.

     Двое алкашей сидят за бутылочкой и беседуют о высоких материях.

     – Эх, Вань, сейчас бы вернуть все деньги, что я пропил за всю свою жизнь…

     – И что бы ты сделал?

     – Ох и нажрался бы!..

     Анекдот

     Давайте, уважаемый читатель, проанализируем симптом утраты количественного контроля. Если у вас были неоднократные случаи выраженного опьянения, то вспомните, почему они возникали.

     Если вы не знали возможностей своего организма, то уже первый такой случай позволил вам узнать пределы своей переносимости алкоголя. Допустим, на первый раз прощается, все ошибаются и на ошибках учатся. Почему возникла передозировка во второй раз? Устали, были чем-то расстроены, не закусывали спиртное? Допустим, что так. Теперь вы уже узнали и свою переносимость спиртного, и то, что не следует пить натощак, и то, что все это может привести к тяжелому состоянию с рвотой и другими неприятными ощущениями. Почему вы не учли это в будущем и снова напивались до глубокого опьянения? Уговорили друзья? Но даже если и так, то друзья уговаривали вас выпить, а не напиваться. А кроме того, если вы взрослый, разумный человек, почему вас так легко уговорить? Вас можно уговорить на любое дело или только на выпивку? Легко ли вас уговорить на полезное дело, требующее труда и времени? Труднее, чем на выпивку?

     Если у вас есть склонность к самоанализу, обдумайте, что явилось причиной передозировки в каждом случае, а потом ответьте себе самому на вопрос – а может быть, все же дело в вас самом, а все остальное – лишь самооправдание?

     Известно, что каждый человек стремится делать только то, с чем он внутренне согласен. Заставить человека делать что-либо "из-под палки" можно, но эта "палка" должна быть очень увесистой, чтобы преодолеть его внутреннее сопротивление. А кто заставил выпить вас? Уговоры приятелей – это ещё не принуждение, от любых уговоров человек здравый способен отказаться, если он решительно настроен против. Но даже если вы человек не столь решительный, и вам трудно отказаться, когда вас настойчиво уговаривают, то вы могли "из солидарности" с вашими приятелями выпить несколько рюмок, чтобы "не отставать от компании", и этим ограничиться. Вряд ли они бы стали уговаривать вас пить дальше, – им же больше достанется спиртного. Я не читаю вам нотацию и не агитирую за трезвость, я помогаю вам познать самого себя и оценить – что первично, а что вторично, что есть причина, а что следствие.

     Если вы со мной не согласны и вас раздражают эти вопросы, не стоит вам читать дальше, это бесполезно. Если вас легко убедить выпить, но нелегко убедить, что вы не правы, то эта книга вам ничем не поможет. Продолжайте в том же духе, и рано или поздно, – но встречи с наркологом вам не избежать.

     Если же я вас убедила или хотя бы заронила кроху сомнения, а также если у вас ещё не было передозировок, то читайте дальше.

     Когда мы охотились в Африке, мы потеряли штопор и несколько дней жили на воде и еде.

     Уильям Филдс

     Третий признак начала алкоголизма – утрата защитного рвотного рефлекса. Это очень важный симптом. Влечение и утрату количественного контроля иногда бывает сложно установить, а утрата рвотного рефлекса при приеме больших доз спиртного – симптом объективный.

     Рассмотрим подробно, что же такое утрата рвотного рефлекса. Обычно на любое вредное внешнее воздействие организм реагирует защитной реакцией. Чрезмерные дозы спиртного для человека, ещё не больного алкоголизмом являются токсическими, а алкоголь – ядом, от воздействия которого организм пытается защититься, исторгая этот яд из желудка в виде рвотной реакции.

     Пока этот защитный механизм действует, он ограждает организм от токсического агента, способного причинить ему вред (известны случаи смерти после приема больших доз алкоголя). Но чем чаще человек напивается "до рвоты", тем быстрее этот защитный механизм ломается. Организм перестраивается (это называется измененной реактивностью) и уже по-иному реагирует на алкоголь, чем раньше, приспосабливается к постоянному токсическому воздействию, и дальше рвотная реакция не наступает даже при приеме больших доз. Больной алкоголизмом может напиться до комы, но рвоты у него не будет.

     Истина – в вине. Если, конечно, вина установлена.

     Дмитрий Пашков

     Наличие рвотной реакции свойственно бытовому пьянству и показывает предел переносимости алкоголя – то есть ту максимальную дозу, которая уже является чрезмерной, токсичной для организма.

     Рвотный рефлекс может быть нестабильным и зависит от степени наполнения желудка, общего состояния здоровья, утомления, перенапряжения и других условий. Если спиртное принимается натощак или вместо обычных слабых спиртных напитков человек выпивает крепкие, если он недавно болел, устал, не выспался, чем-то огорчен, – то рвота может возникнуть даже если доза не превышает обычную. Рвотной реакцией организм как бы сигнализирует о своем неблагополучии.

     Никогда не знаешь, что выпил лишнюю рюмку, пока не выпьешь её.

     Жорж Куртелин

     Наличие рвоты в опьянении зависит и от скорости всасывания алкоголя, времени возникновении максимальной концентрации алкоголя в крови. Здесь имеют значение и предшествующая приему спиртного сытость или достаточное закусывание спиртного, качество пищи (жиры замедляют всасывание алкоголя из желудка), крепость напитка, а также как именно происходит прием спиртного – сидит ли человек за столом или активно двигается, сколько одномоментно принимается алкоголя и с какой частотой в определенный промежуток времени.

     Если спиртное принимается малыми дозами, с продолжительными интервалами между приемами, то часть алкоголя за это время успевает разрушиться, и человек может в течение всего вечера выпить относительно большое количество спиртного без возникновения рвотной реакции. А если тот же человек (пока ещё не алкоголик, а бытовой пьяница) выпьет ту же дозу, но уже в других условиях, например, без хорошей закуски или за более короткий промежуток времени, то у него возникнет рвотная реакция.

     С утратой защитного рвотного рефлекса можно с уверенностью говорить о сформированном алкоголизме, поскольку здесь организм переходит на иной уровень реагирования – изменяется реактивность.

     Симптомом алкоголизма является не само отсутствие рвоты в опьянении, а именно утрата ранее имевшейся рвотной реакции. Если рвоты и раньше были, и сейчас есть, то об алкоголизме говорить ещё рано, – это ещё бытовое пьянство. Но если ранее рвоты при приеме больших доз спиртного возникали, а с какого-то времени исчезли, – вот с этого момента можно и отсчитывать начало заболевания (алкоголизма).

     Для одних жизнь начинается после сорока, для других – после ста грамм.

     Леонард Джевецкий

     Само по себе отсутствие рвотного рефлекса не является симптомом алкоголизма. Например, этот механизм защиты несвойственен организму данного человека, поэтому у него не бывает рвоты даже при примеме большой дозы спиртного. А у физически очень крепких мужчин предел переносимости алкоголя изначально бывает очень высоким, поэтому дозы, являющие чрезмерными для человека обычного телосложения, не вызывают у них рвотной реакции. Или же отсутствие рвот обусловлено очень постепенным наращиванием доз спиртного в процессе злоупотребления.

     Из предыдущей главы вы узнали, что существует несколько вариантов бытового пьянства; не все они сопровождаются приемом больших доз алкоголя, способных вызвать рвотную реакцию. Есть вариант, когда регулярно употребляются сравнительно небольшие количества спиртного. Если дозы на этапе бытового пьянства будут нарастать очень медленно, а длительность этого этапа будет большой, – то рвотный рефлекс может не проявиться.

     Отсутствие рвоты возможно при замедленном формировании алкоголизма, когда этап бытового пьянства продолжается 10-15 лет и более, – это бывает при дорокачественном варианте алкоголизма. Если на этапе бытового пьянства у человека не было передозировок, то, соответственно, не возникали и рвоты в опьянении. А при переходе бытового пьянства в алкоголизм включаются уже другие механизмы реагирования; соответственно, этап, когда рвоты были возможны, остается в прошлом.

     Утрата рвотного рефлекса, как и утрата количественного контроля, тесно связана с влечением к алкоголю.

     Здоровый человек, у которого нет тяги к спиртному, случайно передозировав его, постарается впредь пить меньше, чтобы вновь не было тяжелого опьянения с рвотной реакцией. Исключение составляют люди с низким уровнем развития, криминальные личности, у которых представление о допустимых дозах спиртного и культуре питья изначально отсутствует, а также люди, намеренно "тренирующие" себя большими дозами алкоголя, чтобы рвоты исчезли (это свойственно подросткам и асоциальным личностям).

     Умный пьет до тех пор, пока ему не станет хорошо, а дурак – до тех пор, пока ему не станет плохо.

     Константин Мелихан

     Если рвоты постоянны – то это свидетельствует о появившемся влечении к алкоголю.

     Обычно влечение опережает симптом утраты количественного контроля и рвотного рефлекса – то есть, влечение первично, а утрата количественного контроля и рвотного рефлекса вторичны по отношению к нему. Но в некоторых случаях может быть и наоборот – рвотный рефлекс может утратиться в результате длительного злоупотребления большими дозами алкоголя, например, у подростков, попавших в асоциальную компанию, или у внушаемых, подверженных чужому влиянию людей, когда они попадают в среду, где принято пить часто и помногу, а они неспособны противостоять этому влиянию и "из солидарности" тоже начинают пить большими дозами. При этом вначале сам пьющий не испытывает влечения к алкоголю, а пьет, чтобы не отстать от других, из-за этого со временем рвотный рефлекс утрачивается, а тяга к алкоголю возникает немного позже.

     Теперь уже с полной уверенностью можно констатировать, что пьянство – одна из главных причин статистики.

     Д.Е.

     Те рвоты, которые возникают наутро после выпивки, – не имеют отношения к этому симптому и свидетельствуют о заболевании желудка или о нарушении обмена веществ в организме.

     На этапе бытового пьянства контроль за мерой выпитого двойной – и психологический, и физиологический. Психологический контроль подразумевает, во-первых, способность отказаться от выпивки, и во-вторых, способность вовремя остановиться, начав употребление спиртного. А физиологический контроль осуществляется самим организмом, помимо воли человека. Во-первых, рвотный рефлекс защищает организм от чрезмерной дозы алкоголя. Во-вторых, переносимость спиртного имеет свои пределы, и как бы человек ни хотел, он не может выпить больше своих возможностей. В-третьих, чувство отвращения к алкоголю наутро после выпивки защищает организм от повторения приема спиртного и многодневного пьянства.

     Оба вида контроля взаимосвязаны – зная пределы своей переносимости алкоголя, здоровый человек не будет регулярно напиваться до рвоты.

     Ползет по пустыне черепаха, пьяная в лоскуты. Навстречу верблюд.

     – Хэлло, кэмел, – говорит черепаха.

     – Здравствуй, черепаха, – отвечает вежливый верблюд.

     – Слышь, кэмел, зима, что ль, на дворе?

     – Какая зима – жара 40 градусов!

     – А чево столько песка насыпали?

     Анекдот

     Проанализируйте и этот симптом, "примерьте" его на себя и вспомните, когда у вас последний раз была рвота, если вы "перепили".

     Если рвотная реакция у вас есть и сейчас, то я с абсолютной уверенностью могу сказать, что вы ещё не алкоголик, а бытовой пьяница или умеренно употребляете спиртное. Если вы сделаете для себя правильные выводы, то алкоголизм вам не грозит. Но если вы будете продолжать пить дальше, то эта возможность не исключена.

     Если рвот сейчас нет из-за того, что вы стали пить значительно меньше и больше не напиваетесь "до рвоты", то это благоприятный признак, значит, вы способны ограничивать свое потребление алкоголя, и у вас есть самоконтроль и сохранен количественный контроль.

     Если же рвоты в опьянении у вас были давно, а сейчас вы можете выпить значительно больше, чем раньше, но рвотная реакция уже не наступает, то эта книга как раз для вас.

     Чем дольше и чаще человек потребляет спиртное, тем больше он может выпить, поскольку его организм приобретает способность переносить увеличивающиеся дозы алкоголя. Этот симптом называют толерантностью, что означает выносливость, переносимость спиртного.

     Пьяный муж возвращается домой. Жена ругается – почему опять выпил так много.

     – Да не много, всего одну бутылку на троих.

     – А чего ж ты такой пьяный?

     – А двое не пришли…

     Анекдот

     В отношении здоровых людей (не больных алкоголизмом) говорят о физиологической толерантности. Она означает то количество алкоголя, которое человек способен выпить без каких-либо явных нарушений. Физиологическая толерантность индивидуальна для каждого человека и зависит от возраста, пола, веса тела, телосложения, конституциональных особенностей, особенностей обмена веществ, состояния центральной нервной системы и общего состояния здоровья и в среднем составляет 100.0-150.0 г крепких спиртных напитков. Но эта доза варьирует в зависимости от вышеперечисленных параметров. Подросток или молодая женщина, выпив впервые в жизни, могут опьянеть от дозы, которая у взрослого здорового мужчины не вызовет никаких внешне заметных изменений.

     Физиологическая толерантность бывает изначальной – это выносливость к спиртному до начала употребления спиртных напитков. Когда человек начинает употреблять спиртное, а тем более, злоупотреблять им, переносимость алкоголя возрастает – это приобретенная толерантность.

     На этапе бытового пьянства приобретенная толерантность может в 2-2,5 раза превышать изначальную.

     Рост толерантности зависит от массивности потребления (от доз и частоты приема алкоголя), особенностей организма пьющего и некоторых других факторов. Соответственно, чем интенсивнее злоупотребление, тем быстрее растет переносимость спиртного.

     Жена ворчит на мужа-пьяницу:

     – Если бы ты откладывал те деньги, которые ты тратишь на водку, знаешь, сколько бы ты имел в месяц?

     – Знаю. 30 поллитровок.

     Анекдот

     Росту толерантности на этапе бытового пьянства препятствует сохранный рвотный рефлекс, который избавляет организм от излишков спиртного и не дает пьющему наращивать дозы алкоголя. Поэтому предел переносимости при бытовом пьянстве ограничен, а показателем предела толерантности служит рвотная реакция.

     При переходе бытового пьянства в алкоголизм, когда утрачен рвотный рефлекс, переносимость алкоголя увеличивается ускоренными темпами и в дальнейшем изменяется уже по иным закономерностям, свойственным алкогольной болезни.

     Само по себе наличие высокой толерантности у данного человека ещё не свидетельствует о сформированном заболевании, так как она может быть изначально высокой. Некоторые здоровые мужчины (не больные алкоголизмом) могут выпивать до 1 литра крепких спиртных напитков.

     В аспекте алкоголизма имеет значение именно кратность приобретенной толерантности по отношению к изначальной – то есть, во сколько раз больше человек может выпить сейчас по сравнению с самым первым употреблением спиртного. Если будучи подростком или юношей, он мог выпить 100,0 г водки или 200,0 г вина, а сейчас выпивает 500,0 г водки или 1000,0 г вина, то, следовательно, толерантность возросла в 5 раз. Чем выше изначальная толерантность и чем меньше потребляемая доза в настоящий момент, – тем меньше кратность приобретенной толерантности.

     Одним из признаков перехода бытового пьянства в алкоголизм является увеличение приобретенной толерантности в 3-5 раз по сравнению с изначальной.

     Бармен говорит посетителю:

     – У нас большое горе. Умер наш постоянный клиент. Уже много лет он приходил к нам ежедневно и выпивал пять литров пива и литр водки…

     – А от чего он умер?

     – Никто не знает…

     Анекдот

     Толерантность – это не только количество спиртного, которое может выпить человек, но и эффект, который этой дозой вызывается. При регулярном потреблении алкоголя происходит адаптация организма к определенной дозе, и она уже не вызывает прежнего эффекта. При дальнейшем росте толерантности те дозы, которые на этапе бытового пьянства вызывали тяжелое опьянение с рвотной реакцией, теперь вызывают лишь легкую или среднюю степень опьянения. К примеру, подросток может выпить 100,0 – 150,0 г крепких спиртных напитков, а при сформированном алкоголизме эта доза уже "как слону дробинка".

     О росте переносимости спиртного говорит и то, что человек переходит с более слабых алкогольных напитков на более крепкие, а это, в свою очередь, приводит к ещё большему росту толерантности.

     Поймал алкаш золотую рыбку. Рыбка пообещала выполнить три его желания.

     – Хочу, – говорит он, – чтобы в море была водка.

     Выполнила рыбка его желание.

     – Хочу, чтоб в океане была водка.

     Исполнилось и это.

     – Хочу, чтоб в водопроводе была водка.

     Из водопровода водка потекла.

     Через некоторое время приходит пьяный-пьяный алкаш и просит:

     – Рыбка, а рыбка, дай на "маленькую"!

     Анекдот

     При первоначальном употреблении спиртного предпочитаемым напитком обычно является вино. Лишь в среде низкого социального уровня самым первым спиртным напитком является водка. Даже подростки из асоциальных компаний вначале предпочитают вино, а уж затем переходят на водку. Начинающему трудно заставить себя выпить первую в своей жизни рюмку водки или коньяка. У тех, кто пьет впервые, от одного запаха крепких спиртных напитков возникает позыв к рвоте. Только если рядом есть более "опытные" собутыльники, которые тут же дадут "новичку" запить водку большим количеством жидкости и закусить чем-либо, что перебьет вкус водки, – она "удержится" в желудке. Если же такого "сервиса" не окажется, то у новичка водка, скорее всего, будет тут же исторгнута в виде рвотной реакции, даже если её количество было небольшим.

     Впоследствии, уже имея определенный опыт, многие переходят на крепкие спиртные напитки. Мотивировки этого обычно наивны с точки зрения нарколога – якобы водка является более очищенным напитком, чем другие. Если бы те, кто так говорит, знали, сколько в современной водке сивушных масел, – думаю, они бы изменили свое мнение.

     Говорят, Христос превращал воду в вино. Современные опыты с водкой дают гораздо лучшие результаты.

     Хенрик Ягодзиньский

     Хорошее вино гораздо менее токсично, чем водка. И алкоголизм тем, кто пьет хорошее вино, – грозит в значительно меньшей степени, чем тем, кто пьет водку. Недаром в винодельческих странах и районах пьют многие, а алкоголиков единицы. Возможно, именно этим в немалой степени объясняется, что в нашей стране так много больных алкоголизмом, поскольку водка – наш "национальный" напиток.

     С позиции нарколога переход на более крепкие алкогольные напитки – это и свидетельство возросшей толерантности, и следствие существующего влечения к алкоголю. Опьянение от вина наступает медленнее, а кроме того, хорошее вино не пьют стаканами. Рюмку или стопку водки (примерно 70,0-100,0 г) можно выпить залпом – именно так и пьют те, кто отдает ей предпочтение, никто не пьет водку мелкими глоточками.

     Для того, чтобы получился тот же опьяняющий эффект, человеку нужно выпить вдвое большее количество вина (имеются ввиду хорошие вина, а не портвейн и прочие крепленые вина – это напитки алкоголиков 3-ей стадии), – то есть, 150,0 – 200,0 г. Это количество вина человек, имеющий представление о культуре застолья, уже не может "опрокинуть" залпом. Вино пьют глотками, а бокалы для вина не вмещают такого количества. Хлестать вино фужерами интеллигентный человек в компании не станет. Следовательно, он не достигнет искомой степени опьянения. Именно поэтому многие переходят на крепкие спиртные напитки – так проще и быстрее опьянеть. Ну, а мотивировка, якобы водка – "чистый продукт", – это лишь камуфляж для маскировки влечения к опьянению.

     Другая мотивировка перехода с вина на крепкие спиртные напитки – то, что утром меньше будет болеть голова, – свидетельствует о наличии похмельного синдрома, а это уже вторая стадия алкоголизма. От хорошего вина голова у здорового человека утром не болит. Так что подобная мотивировка – тоже косвенное свидетельство сформированного алкоголизма.

     Вино – самый здоровый и гигиеничный из напитков.

     Луи Пастер

     Давайте проанализируем вашу толерантность. Если вы сейчас предпочитаете крепкие спиртные напитки, то попробуйте оценить свои мотивировки в аспекте сказанного.

     Сопоставьте дозу, которую вы способны выпить сейчас, с тем, что выпили впервые в своей жизни, и определите, во сколько раз теперешняя доза больше первоначальной. Если раньше вы пили вино, а теперь крепкие спиртные напитки, то для сопоставления прежней дозы с теперешней количество вина нужно разделить на 2.

     Если ваша доза возросла менее, чем в два с половиной раза, то такая кратность толерантности свойственна бытовому пьянству (за исключением тех случаев, когда изначально принимаются высокие дозы, превышающие физиологическую толерантность, а также случаев изначально очень высокой переносимости алкоголя).

     Если ваша толерантность возросла в три раза и более, то уже есть о чем подумать. Если у вас есть только этот симптом и больше нет ни одного из описанных в этой главе, то само по себе это ещё ничего не значит (но только в том случае, если кратность толерантности не выше трех).

     Но если толерантность возросла в 4 – 5 раз, а вы не видите у себя других симптомов, то это значит, что вы либо не склонны анализировать свое злоупотребление алкоголем, либо не в состоянии его правильно оценивать, либо сами себя обманываете. При наличии такой кратности толерантности появление других симптомов алкоголизма неизбежно.

     Приходит пьяница устраиваться на работу. Видит на стене объявление:

     "У нас не курят".

     – Во! У них только пьют! – обрадовался он.

     Анекдот

     Давайте вместе об этом подумаем. Предположим, что за вечер в хорошей компании и под хорошую закуску вы спокойно можете "уговорить" бутылку водки (коньяка) или даже больше. Почему вы пьете так много? Такая доза уже не является физиологической, это большая нагрузка на печень и сосуды, а опьянение от такого количества не назовешь легким опьянением. Допустим, вы считаете, что выпитая доза никак не сказывается на вашем поведении, и в опьянении вы такой же веселый и приятный в общении человек, как и всегда.

     Большинство пьяных людей не способно реально оценивать степень своего опьянения, и даже если его "штормит", – пьяный будет твердить, что он абсолютно трезв.

     А интересовались ли вы, какое впечатление в этом состоянии производите на абсолютно трезвого человека? Я не имею ввиду ваших друзей, с которыми вы обычно выпиваете, – наверняка они пьют не меньше, и вряд ли способны критически оценивать других собутыльников. Даже если они и заметят, что вы пьяны, они этого вам не скажут.

     Круг общения может быть и спасательным кругом, и ошейником, и нимбом.

     А. Коряковцев

     А что говорит вам ваша жена, когда вы приходите домой с вечеринки? Вряд ли она не заметит вашего опьянения, если вы выпили бутылку, а тем более, полторы – две.

     А если ваше опьянение внешне заметно, то это уже не легкое опьянение, а как минимум, средняя его степень.

     Вы по-прежнему считаете, что в этом нет ничего особенного, если вы периодически позволяете себе выпить столько, что это явно видно? Подумайте над этим и ещё раз вернитесь к описанию косвенных признаков влечения и утраты количественного контроля, – если вы их у себя не обнаружили, то, скорее всего, у вас алкогольная анозогнозия, то есть, стойкое отрицание наличия болезни, несмотря на объективные факты, подтверждающие её наличие (подробнее об анозогнозии – дальше).

     На тело, погруженное в сорокаградусную жидкость, никакие законы не действуют.

     NN

     Теперь второй аспект проблемы. Почему вы выпиваете бутылку (или даже больше), а не скажем, 250,0-300,0 г? Если так принято в вашем кругу, то это неубедительный мотив для взрослого человека. А если в вашей компании будет принято обриться наголо или всем отпустить усы, – вы тоже поступите так, как все? Или это относится только к нормам потребления алкоголя, а на все остальное не распространяется? Значит, алкоголь стоит у вас на особом месте, и только в отношении него вы можете проявить солидарность в вашими друзьями, а в остальном нет?

     Социальная среда – ответственность, которую мы возлагаем на других за то, что мы ни в чем их не лучше.

     А. Круглов

     Если так, то все это говорит о том, что влечение у вас есть, как бы вы это ни отрицали и чем бы ни мотивировали. Мне не раз приходилось слышать от больных с явными признаками алкоголизма подобные мотивы: "Так у нас принято, все в нашей компании пьют столько же, сколько и я, а некоторые даже больше". Но кто даст гарантию, что ваши друзья – не алкоголики? Даже если у них, на ваш взгляд, никаких явных отрицательных последствий пьянства нет, – это ещё ничего не значит. Эти последствия бывают уже в поздних стадиях алкоголизма, на ранней стадии их ещё нет, а при доброкачественном варианте их может не быть даже во второй стадии заболевания. Так что не исключено, что и у ваших друзей алкоголизм уже сформировался, просто пока ещё нет явных осложнений или вы их не замечаете.

     Если вы выпиваете потому, что вас уговаривают друзья, то это тоже малоубедительно. Человека, который сам этого не хочет, уговорить не так-то просто. Но если он сам внутренне готов поддаться на уговоры, – то долго уговаривать его не надо. В крайнем случае, если человек соглашается, "чтобы не обидеть", то он это сделает один-два раза, а если ему самому это категорически не нравится, то в следующий раз он в такую компанию просто не пойдет. А что обидного в том, что человек отказывается выпить? Такие заявления, когда кто-то отказывается: "Обижаешь!" и "Не уважаешь!", – типичны именно для алкоголиков.

     Еще один вопрос, над которым не мешало бы задуматься, – почему вы регулярно бываете в такой компании, где пьют помногу? Ведь обычно человеку для приятного, расслабленного состояния вполне достаточно примерно 250,0-300,0 г крепких спиртных напитков. Значит, вам и вашим друзьям недостаточно этой дозы, и это свидетельствует о толерантности, тренированности организма, когда обычные, физиологические дозы не дают желаемого эффекта. А следовательно, вы именно по этой причине предпочитаете эту компанию, потому что там пьют иного.

     Информация к размышлению: если вы уже час ломитесь в дверь, но вам не открывают, а за дверью гудение…

     … значит, это трансформаторная будка.

     А вы решили, что там гудят без вас?

     NN

     Может быть, вы и ваши приятели считаете, что в состоянии опьянения вы очень хорошо и весело проводите время. Попробуйте как-нибудь снять на видеокассету одну из ваших вечеринок, и в трезвом состоянии просмотрите её – действительно ли это такое уж приятное времяпрепровождение?

     Мне не раз приходилось быть свидетельницей, как люди на вечеринках постепенно "нагружались" спиртным, и должна вас уверить, что ничего привлекательного в этом зрелище для стороннего трезвого наблюдателя нет.

     Чужое время чаще всего воруют те, кто не знает, куда девать свое собственное.

     А. Лигов

     Это состояние привлекательно только для самих пьющих. А привлекательность опьянения – один из наиболее явных признаков влечения. Может быть, просмотрев видеозапись, вы и не найдете в своем поведении ничего необычного, поскольку у вас к состоянию опьянения несколько иное отношение. Тогда дайте посмотреть её незаинтересованному непьющему человеку и спросите, какое впечатление увиденное произвело на него.

     Многих трезвых людей раздражают пьяные, и это вполне можно понять, так как мало кто из пьяных остается таким же, как и в трезвом состоянии. Почти всегда человек в состоянии выраженного опьянения разительно меняется, сам не сознавая этого. Он становится болтливым, хвастливым, навязчивым, а порой и ещё похуже – злобным, придирчивым, обидчивым, агрессивным. Так что вряд ли с позиции непьющего человека ваше опьянение привлекательное зрелище.

     Разница между орлом и свиньей – бутылка водки.

     Д. Е.

     Здесь я не имею ввиду людей, которые выпивают немного, и их легкое опьянение никому не заметно. Я говорю о тех, кого с общепринятой точки зрения можно назвать пьяным, то есть, с позиции наркологии, находящихся в средней и глубокой степени опьянения. А то, что бутылка крепкого спиртного напитка вызывает отнюдь не легкую степень опьянения, – я надеюсь, не вызовет возражений? Или вы по-прежнему считаете, что для вас эта доза "как слону дробинка", и внешне у вас это ничем не проявляется? В этом случае можно считать, что у вас нет осознания степени своего опьянения, а это тоже один из характерных симптомов.

     Так что тот факт, что вы предпочитаете проводить свое свободное время именно в такой компании, где все пьют много, характеризует не только эту компанию, как имеющую "питейные" традиции, но и вас самого, как человека, придерживающегося таких традиций.

     Воля – это назойливый и несменяемый слуга чередующихся в нас личностей.

     Марсель Пруст

     Если вы продолжаете оставаться в этом кругу, то, скорее всего, влечение к алкоголю у вас есть. Или это означает, что вы внушаемый, подчиняемый человек и легко попадаете под чужое влияние, и в частности, под влияние ваших пьющих приятелей, что также не исключает наличие у вас влечения к спиртному, поскольку алкоголизм у людей с такими особенностями характера формируется быстрее, чем у сильных людей, имеющих на все свою точку зрения и способных противостоять любому стороннему влиянию.

     А уж если вы в таких же количествах регулярно выпиваете не потому, что вас настойчиво уговаривают, а по собственной инициативе в компании, где все пьют меньше вас, или в одиночестве, или то с одним человеком, то с другим, – то тут уже и говорить не о чем. Выводы делайте сами.

     Для того, чтобы найти интересного человека, надо самому быть интересным для других.

     И. Шарапов

     Следующий симптом алкоголизма называется изменением формы потребления алкоголя – систематическим приемом алкоголя.

     При бытовом пьянстве форма потребления спиртного ещё может быть эпизодической, и частота выпивок зависит не от самого человека, а от внешних обстоятельств. С началом алкоголизма прием спиртного становится систематическим.

     Систематическая форма потребления алкоголя – не обязательно ежедневная. Ежедневной она может стать уже во второй стадии алкоголизма. А вначале под систематической формой потребления подразумевается регулярность, определенная система потребления спиртного. На первой стадии алкоголизма прием спиртного может быть несколько раз в неделю, например, после каждой зарплаты и все выходные дни, при поездке за город, на дачу, при встрече с друзьями (а человек может и сам постараться, чтобы такие встречи были почаще).

     Нарколог – пациенту:

     – Как часто вы выпиваете?

     – Только по особо торжественным случаям!

     – Это по каким же?

     – Когда есть что выпить!

     Анекдот

     Под влиянием каких-либо внешних факторов на начальной стадии алкоголизма возможны перерывы, но обычно непродолжительные. После определенного промежутка времени прием спиртного вновь возобновляется – причиной этого обычно является актуализация влечения к алкоголю.

     Но при доброкачественном варианте алкоголизма периоды воздержания возможны и по воле самого человека, если он начинает понимать чрезмерность своего пьянства.

     Систематический прием алкоголя, на фоне которого человек чувствует себя вполне комфортно, так же, как и утрата рвотного рефлекса, свидетельствует об изменившейся реактивности, поскольку в организме здорового человека при регулярном приеме спиртного обязательно возникнут различные нарушения, которые заставят его прекратить употребление алкоголя и тем самым оградят организм от его дальнейшего вредного воздействия. А то, что алкоголик может продолжать пить регулярно, говорит о том, что в его организме уже произошли определенные изменения.

     Праздник "День Алкоголика" – отмечается каждый день.

     Д. Е.

     Проанализируйте частоту собственного потребления алкоголя и причины употребления каждого случая хотя бы за последние два-три месяца. Сколько раз вы за этот период выпили и почему? Сопоставьте это с традиционными мотивами приема спиртного большинством здоровых людей, которые выпивают, в основном, по праздникам и семейным торжествам. Если вы выпиваете именно так, вам не о чем беспокоиться, это называется умеренным употреблением алкоголя. А если значительно чаще, то вспомните мотив приема спиртного в каждом случае. Был ли он действительно мотивирован? Достаточно ли убедительны мотивы в свете того, что вы здесь прочли, а не с позиции ваших собутыльников и вас самого? А не являются ли эти "убедительные" поводы следствием вашего влечения к алкоголю?

     Зависимость – это отчуждение от воли.

     Александр Круглов

     Таким образом, признаками перехода бытового пьянства в алкоголизм являются:

     Тяга (патологическое влечение) к алкоголю

     Потеря контроля за мерой выпитого (утрата количественного контроля)

     Исчезновение защитного рвотного рефлекса при приеме чрезмерных доз

     Увеличение переносимости спиртного (толерантности) в 3-5 раз по сравнению с изначальной

     Систематический характер потребления алкоголя.

     Но если появились первые симптомы алкоголизма, то неминуемо возникнут и другие. Такова закономерность любого заболевания, а то, что алкоголизм является болезнью, а "дурной" привычкой – это бесспорный факт.

     Жена пришла за мужем в пивнушку. Тот возмущается:

     – В конце концов, это просто оскорбительно! Почему ты всегда идешь прямо сюда? Почему ты не ищешь меня, скажем, в музее?

     Анекдот

     Теперь, уважаемый читатель, у вас есть возможность проанализировать признаки алкоголизма применительно к собственному потреблению алкоголя.

     Возможно, не все описанные здесь симптомы вы обнаружите у себя, может быть, некоторых из них у вас ещё нет или они проявляются по-другому, не в точности так, – здесь описана наиболее типичная клиническая динамика, а любая болезнь у разных людей протекает по-разному.

     Некоторые из описанных ниже симптомов вы можете расценить как не имеющие к вам ни малейшего отношения. Не спешите делать выводы. То, что вы не обнаружите у себя эти признаки, ещё не означает, что их у вас нет. Возможно, вы пока сами ещё не умеете выявить их у себя. Может быть, вы раньше никогда не анализировали, как именно проявляется ваше потребление алкоголя и уверены, что выпиваете не больше других, не особенно задумываясь, о причинах ваших выпивок.

     Приплыли денежки – друзья тут как тут, уплыли – друзья уже там.

     В. Георгиев

     По-видимому, вы уже поняли, что вопросы в тесте "Кто я?" сгруппированы по симптомам. Несколько вопросов характеризуют разные аспекты одного симптома. Я намеренно приготовила для вас так много вопросов, поскольку на прямо поставленный вопрос, который насторожит пациента в аспекте алкоголизма, – большинство ответит отрицательно. А тут я, признаюсь, намеренно "усыпила вашу бдительность" множеством вопросов, и вы имели возможность ответить на них честно, потому что пока не знали, что они значат. А теперь проанализируем, что у вас получилось.

     То, что вы не нашли здесь ничего похожего на себя и набрали при тестировании менее 200 баллов, может свидетельствовать о том, что вы ещё бытовой пьяница, но только при условии, что на все вопросы вы ответили честно и не обманывали самого себя.

     Телефон – великое техническое достижение, он дает возможность поболтать с приятелем, не приглашая его выпить.

     Д. Е.

     Если вы сознательно выбирали ответы, где баллов меньше, хотя на самом деле следовало бы выбрать другой вариант ответа, соответствующий истинному положению вещей, то это говорит о том, что вы уже поняли, что чем больше баллов, тем больше шансов, что алкоголизм у вас есть.

     Давайте разберем, что это значит. Вы купили эту книгу и отвечали на вопросы потому, что у вас уже были кое-какие сомнения в аспекте возможного алкоголизма. Но подсознательно вы не хотите даже самому себе признаться в том, что ваши опасения небезосновательны. Тут я с вами соглашусь. Одно дело сомневаться и оставлять для себя надежду, что на самом деле ваши опасения напрасны, и совсем другое дело, когда эти опасения подтверждаются.

     Даже самому себе нелегко признаться, что вы уже алкоголик. Я пока этого не утверждаю, я лишь с позиции психиатра объясняю вам ваше душевное состояние на данный момент. Это вполне нормальное явление. Уронить себя в собственных глазах, потерять уважение к самому себе – это стресс, а я никоим образом не хочу вам навредить и вызвать у вас чувство безнадежности. Китайцы в таких случаях говорят, что "человек потерял свое лицо". Уважение окружающих всегда воспринимается через призму уважения к самому себе. Если человеку наплевать на самого себя, то ему безразлично и мнение окружающих.

     Всю жизнь он мучился виной, что не поблагодарил своего давнего приятеля, который пристрастил его к спиртному.

     Д. Е.

     Поэтому не впадайте в панику, будем считать, что вы ещё морально не готовы объективно оценить свое потребление алкоголя. Если вам интересно, читайте дальше, а если прочитанное стало вас раздражать, отложите книгу до следующего раза.

     Если вы в тесте "Кто я?" набрали более 350 баллов, но при этом не обнаружили у себя ни одного признака алкоголизма, значит, вы ещё не можете оценивать себя объективно и беспристрастно и скорее всего, диссимулируете свое заболевание (о том, что это такое, вы узнаете дальше).

     А уж если вы набрали более 500 баллов, и при этом считаете, что ни одного признака алкоголизма у вас нет, то я могу предположить, что здесь речь идет уже об анозогнозии, а это симптом далеко зашедшего заболевания. Именно вас я переубеждать не буду. Прочтите об анозогнозии в главе "Я не пью, а выпиваю", и тогда мы вернемся к этому вопросу.

     Я полагаю, что больше всего эта книга поможет тем читателям, которые объективно ответили на все вопросы и в этой главе нашли какие-либо признаки (пусть даже не все), которые применимы к ним. Это называется осознанием болезни, или критическим отношением к болезни, и если эта книга поможет вам осознать это, то можно считать, что почти полдела уже сделано.

     "Вы уже выдели инопланетян?" "Нет, я столько не выпью."

     Д. Е.